Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Портовая гавань » Варьете «Зеленый домик»


Варьете «Зеленый домик»

Сообщений 91 страница 120 из 124

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/27-Portovaya-naberezhnaya/6.png
«Самые горячие цыпочки, самые азартные игры, самые жаркие танцы! Только у нас!» — гласит украшенная фольгой и гирляндами надпись над входом в варьете. Матросы, рыбаки, богемные гомосеки и жаждущие экзотического толстосумы, петляя в каменных джунглях Казенного квартала, ищут дорогу в бурый особняк под несколько нелогичным названием «Зеленый домик». Они осведомлены о том, что происходит внутри — а это довольно впечатляющее зрелище.

Со стороны набережной особняк выглядит вполне пристойно, даже несколько старомодно: крыша с голубятней, зимняя мансарда, несколько балконов, палисадник за забором из витых чугунных прутьев. С других ракурсов, впрочем, он тоже на колыбель разврата не походит. Только благодаря рекламной вывеске на заднем дворе можно догадаться, что за скромным фасадом добропорядочного домика прячется самое сердце ночной жизни города — просторное, сверкающее поддельным хрусталем варьете.

Еще пару лет назад здесь слыхом не слыхивали ни о каких представлениях. В «Зеленом домике» ютился мелкий семейный бизнес — кажется, фабрика по ремонту обуви. Узнав, что владелец фабрики оказался на грани банкротства, здание по сходной цене выкупил подозрительный тип с лошадиной челюстью, одержимый тайной страстью к переодеванию в женские платья. Нового хозяина, а точнее хозяйку — ибо перед своими полуночными клиентами он появлялся только в женском облике — звали Патрицией. За несколько лет, благодаря везению, смекалке, предпринимательскому таланту и нужным связям, Патриция превратила бывший склад поношенной обуви в блистательный храм запретных утех.

Но вас наверняка интересует другое: почему чертов домик, будучи построенным из красного кирпича, называется «зеленым»? Проблема в том, что точного ответа никто не знает. Бармен говорит, что раньше дикий плющ покрывал все здание с головы до пят, натурально как зеленая шуба. Уборщица шепчет по секрету, что хозяин дома — дальтоник. А вышибала утверждает, что разгадка приходит сама собой после пятой рюмки абсента. Однако если первым двум приходится верить на слово, то истинность слов последнего можно проверить самому, экспериментально.

Заведение открывается ближе к полуночи и работает до последнего клиента. Кроме непосредственно эротических танцев, выпивки и азартных игр, варьете за небольшую доплату предоставляет услуги интимного характера. В штате бордельмаман Патти, как порой позволяет себя именовать травести, работают не только секс-игрушки на самый изощренный вкус, но и доноры, за несколько флоренов подставляющие свои шейки вампирам.

+4

91

Локация  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (месяц спустя)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Драго поплотнее закутался в плащ и набросил капюшон на голову. Волк открыл дверь в варьете и зашёл во внутрь. Перед Драго открылся всё тот же до боли знакомы ему варьете. Воин тихо хмыкнул и медленными шагами, немного даже как-то прихрамывая, направился к свободному столику в тёмном углу. Как только парень присел, к нему сразу же подбежал официант.
— Давненько вас не было, господин Волк. Мы уже боялись, что вы про нас забыли и больше никогда сюда не придете.
— Да, давно меня тут не было. Есть для меня наниматель или дельце какое-то?
— Нет, милорд простите, но для вас ничего нету. Тем более вы сейчас не в лучшей форме...
— Не беспокойся за меня, я в полном порядке. Неси тогда сюда пива.
— Хорошо, милорд.
Официант исчез, Волк в своё время, не снимая капюшона, осматривался, как тут кто-то подошёл к столу и ударил по нему кулаком.
— Ты наёмник по прозвищу Белый Волк.
— Ну я, а что тебе нужно?
— Оооо... мне нужна твоя голова. Несколько дней назад ты убил моего брата и я тебе голову оторву за него.
— Нечего было соваться ему ко мне, тогда бы выжил, а ты, — Драго посмотрел на «собеседника», из-за капюшона не было видно лица Волка, но были прекрасно видны его глаза, — убирайся с моих глаз.
— И не подумаю...
Драго вскочил, с огромной скоростью достал меч и приставил к шее своего противника.
— Я сказал убирайся, жирная свинья.
Глаза Волка горели безумным огнём. И не дождавшись ответа Драго нанёс удар рукой и его оппонент свалился без сознания. По плечу Драго пошла резкая боль и что-то тёплое заструилось по его коже.
Чёрт возьми. Почему именно сейчас.
Волк тяжело опустился на стул. Официант принёс кружку пива и посмотрел на валяющегося.
— Убери его отсюда.
Драго вручил деньги официанту, а тот в свою очередь позвал вышибал, которые вынесли обмякшее тело и официант удалился. Волк снял плащ и рубаху, из раны на плече сочилась кровь, Волк разорвал рубашку и куском ткани зажал рану. Воин отпил не много пива, потом он достал из кармана не большую коробочку положил на стол и открыл её смотря на её содержимое — это было кольцо. Драго взял коробочку, закрыл её и спрятал, допил пиво, встал и вышел из варьете набросив на себя плащ.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Жилище Скарлетт Остин

Отредактировано Драго Бладрест (20.11.2010 17:48)

0

92

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/TE9L4.pnghttp://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/rB60m.png
Рекламная вывеска, водруженная над спрятанным в закаулке входом ночного варьете «Зеленый домик», зазывно сверкала мишурными контурами грудастых цыпочек. Под вывеской, колыхая готовым выпрыгнуть из декольте роскошным бюстом, зажигала с охранником обладательница ничуть не худшей, чем рекламируемые, фигуры. Недавно принятый на работу молодой вышибала с постной миной принимал от нее кокетливые позы. На пятнадцатой минуте, устав, наконец, от навязчивых авансов, сменил каменное выражение лица на суровое (как ему казалось) и коротко шикнул на вертихвостку, напоминая ей о времени. Вертихвостка скорчила умоляюще-недовольную гримасу. Охранник нахмурился, потерял терпение и шлепком по заду спровадил ее внутрь варьете. Она вовсе не обиделась на такое обращение, совсем наоборот — хихикнула, ослепительно заулыбалась и, виляя аппетитной попой, зацокала вниз по ступенькам к стриптиз-залу. Возле сцены, где уже шло разогревающее выступление, не задержалась — свернула к девичьей гримерке.
— Джессика-а-а! Дорогая! — завидев вошедшую, просиял мосластый худощавый мужчинка с искусственным орлейским прононсом, — потрясающе выглядишь, мон шер! Дай я тебя рассмотрю! Ах! Как всегда, неотразима! Что за прелесть эти рюши!
— Патриция! Дорогая! У тебя новая помада?! Господи, что это за цвет?! Он божественен! Я тебя или съем, или расцелую!
— Лучше и то и другое! Ну не стой же на пороге! Иди к мамочке! — гундосил дядька. Выглядел он (она) нелепо и душераздирающе, как и положено выглядеть наряженному в женское белье неуклюжему мужику с лошадиным лицом и волосатыми подмышками. Его подруга, знойная красотка, отозвавшаяся на имя Джессика, сложила губки для поцелуя и аккуратно увернулась от потных объятиях.
Они расцеловали друг другу воздух возле тяжелых, оттягивающих уши аляповатых сережек. Чмок-чмок. Звяк-звяк.
Покончив с ритуалом лобызания, трансвестит стыдливо отвернулся, чтобы поправить задравшийся чуть ли не под шею бюстгалтер. Этот грязный, заношенный до серости лифчик всегда задирался, стоило лишь чуток приподнять руки, а мужчина был стеснительным трансвеститом, с тонкой и ранимой душой, поэтому всегда отворачивался, когда дело касалось столь деликатных вещей. Украдкой добавив в каждую из чашечек по куску поролона, он беспокойно осмотрелся, но видя, что его действия тактично не заметили, облегченно вздохнул. Набросил на шею зеленое боа, возложил парик на плотно прилизанные жиденькие волосы и стал крутиться возле зеркала, пудрясь, чихая, любуясь своим отражением, снова пудрясь и снова чихая. Его подруга тем временем раскладывала на трельяжном столике инструменты: подводку, щипчики для завивки ресниц, белила, румяна, тени, лак сильной фиксации, шпильки, перстни с фальшивыми камнями и коралловую помаду. Она превращалась в педантку всякий раз, когда готовилась к выступлению.
— Ты припоздала, мон ами, — то ли укоризненно, то ли для удобства приподнял густую бровь именующий себя Патрицией человек и, послюнявив карандаш, провел черным грифелем по контуру нижнего века, — наверняка тебя задержали прэлэстные глазки этого парнишки, новенького охранника?
— А что? Мамочка ревнует? — Красотка покончила с нанесением на щеки румян цвета жухлой резеды, скорчила насмешливую рожицу и выжидающе уставилась на собеседника. «Патриция» хмыкнул, пожал сутулыми плечами, приклеил вторую ресницу и только после этого перенес внимание со своего отражения на повернутое к нему лицо подруги. Взгляд его пронизывал до костей — выцветшие белесые радужки в сочетании с кукольными ресницами со сцены выглядели эффектно, но вблизи являли собой зрелище не для слабонервных. Однако Джессика давно привыкла к подобному.
— Вот уж не думала, — продолжила девушка, усмехаясь и совершенно не тушуясь сверливших ее дьявольских глаз, — что милашка Пэтти положит глаз на такого молодого мальчика.
— Какой нонсенс! Мон шер! — горячо отреклась «милашка», замотав головой так, что с нее чуть не свалился парик, — кто рассказал тебе подобный вздор? Право же, это могла быть только Бэтси. Все удивляюсь острому языку этой склочной бабенки! И как она только им только не обрезалась!
— Ну, ну! Не переживай, я никому не скажу, дорогая. Это будет нашим маленьким секретом. Он ведь нравится тебе, ну признайся? Пятнадцатиминутной болтовни с ним хватило, чтобы понять чьей он ориентации.
— Проказница! — Пэтти показала крошечный язычок. Она уже закончила марафет и терпеливо ждала, пока девушка справится со своим, хотя ее так и подмывало поскорее приступить к расспросам.
Джессика мазнула губы яркой коралловой помады, сложила инструменты, бросила на себя в зеркало критический взгляд и, не найдя ни одного изъяна, обернулась к «подруге»:
— Я готова. Ты, кажется, что-то хотела спросить?
— Дорогая, — откашлялась маман, — я тебя знаю с твоего первого дня в «Зеленом домике», ты вечно была жуткой егозой, вечно во что-то вляпывалась, однако сейчас ты собираешься ввязаться в переделку, от одной мысли о которой у мамочки Пэтти поджилки затряслись. Не нравится мне, что ты связалась со Стриксами, ой не нравится. Я ведь все видела! Я видела, как вы тайком встречались с этим самодовольным мафиози на заднем дворе. Не нравится мне все это. Слухи ведь пойдут. Ты не пойми меня превратно, я не хочу совать нос не в свое дело. Но каждой собаке известно, что Стриксы — все поголовно пройдохи, мафия и головорезы. И я знаю, что вы там вовсе не любовь крутили! Я бы ничего тебе не сказала, если б вы там просто трахались, но... чует мое сердце, ловишь ты рыбку в мутной водице. Не перебивай! Я не выдам тебя никому, я тебе обещала и я держу обещания. Никто не узнает, что лейтенант-клирик Сольвейг О’Лири и стриптизерша Джессика — одно лицо. Но ты должна — не криви губки! — ты должна рассказать мне что за дела у тебя с этим чумным типчиком, мамочка беспокоится, что не сможет помочь своей крошке, если той будет угрожать опасность. Да что я говорю?! Крошке уже грозит серьезная опасность, а мамочка знать ничего не знает и плохо спит по ночам.
— Пэтти, прошу тебя...
— Нет, Джесси! Нет, это я прошу тебя. Я должна знать что происходит с моей девочкой, во что она ввязалась!
— Ну ладно, — вздохнула девушка, — я расскажу. Как тебе известно, вот уже третий месяц я работаю под прикрытием в «Зеленом домике». Мне прекрасно известно о том, чем ты тут занимаешься. Я имею в виду твой нелегальный бизнес, скажем там.
Пэтти криво усмехнулась.
— ...Но наша гильдия закрывает на это глаза. Если не у тебя, то в другом месте будут покупать незарегистрированное оружие. Здесь же мы можем держать черный товарооборот под контролем. Со стороны, конечно. Без вмешательства, пока таковое не потребуется. Однако, как ты верно догадалась, я у тебя не только за этим. Сейчас передо мной стоит куда более важная задача. Ты знаешь, что творится в мире. Грядет война, в которую будет замешаны все государства Нордании. Мировая война. Мы все это прекрасно понимаем. Но наша гильдия понимает также другое: преимущество в глобальном конфликте окажется на стороне той державы, которая сможет, когда станет совсем жарко, воспользоваться определенного рода секретной информацией о силах и планах противника. Я говорю о шпионаже. Мне поручено завербовать надежных людей, способных за определенную плату быстро и качественно передать информацию нашему человеку в Орлее. Задание срочное и, когда я прощупывала Стрикса, мне было не до церемоний, знаешь ли.
— Но это не повод хвататься за первого попавшегося негодяя навроде Стрикса, — заметила Пэтти.
— Я просто прощупывала почву, дорогая, у меня не так много вариантов, хотя клиентов у тебя хоть отбавляй. И все через одного отпетые негодяи. Мне, знаешь ли, нужен надежный пройдоха.
— Сказанула!
— Уж извини, но я в отчаянии. У меня на хвосте висят разведки трех стран! Я должна все делать аккуратно, не привлекая внимание. И в кратчайшие сроки.
— Я помогу тебе найти человека.
— Ты говоришь это так уверенно...
— Потому что я могу найти. И он, поверь мне, будет куда надежнее Стрикса.
— Но у тебя есть условие. Ты хочешь попросить гильдию не вмешиваться в твои дела, когда возникнет повод для вмешательства?
— Нет, — усмехнулась Патриция, — что ты. С этим я справлюсь. Я хотела попросить тебя взамен быть осторожнее и беречь себя. Обещай мне это.
— Я ведь уже пообещала.
— Еще раз.
— Провалиться мне на этом месте!
— Моя девочка. Чмок-чмок. А теперь пора на сцену.

+1

93

Оружейный магазин  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Холодно», — вырваться из теплого помещения на морозную улицу, это вам не фунт изюму съесть. Стремительная ходьба и утепленная одежда — через несколько минут о холоде напоминали лишь облачки пара, то и дело вырывающиеся на свободу с выдохом. А может вампир слишком сильно погрузился в свои мысли и переживания, достаточно сильно, чтоб не замечать легкого снега, сыплющегося на голову то ли с неба, то ли с деревьев, и шагов за спиной. Ни разу не приглушенных — человек и не думал скрываться — шагов, которые сопровождали его от самого магазина. Чисто риторический вопрос «Что этому „щеночку“ от меня надо?» заинтересовал Шайсу ненадолго — буквально на пару секунд. Угрозы от праздно шатающегося молодого человека не исходило, так что пусть идет. Может им просто по дороге? Как бы то ни было, у него была цель и не было желание отвлекаться на праздно шатающихся рядом щенков.
Искомый «Зеленый домик» оказался красным кирпичным зданием, оплетенным голой лозой. Видимо начиная с весны, когда лоза покрывалась листьями, домик и правда был зеленым, но не суть. Более насущной проблемой было то, что хоть дом и находился по запомненному когда-то адресу, своей характеристике он ну нисколько не соответствовал — дом как дом. Явно не смахивает на сосредоточение стыда и порока. И лишь приняв решение обойти дом кругом, Шайса смог найти ответ на эту небольшую загадку — вывеска на заднем дворе намекала, что юноша не ошибся.
Обернувшись, вампир смерил взглядом своего спутника, если можно так выразится. Куда вернее было бы сказать «преследователь», но с безалаберным видом парнишки это серьезное слово вязалось еще меньше, чем «спутник». Коротко хмыкнув — поди догадайся, хотел ли он что-то сказать, или просто в горле запершило — Шайса перестал обращать внимание на «щенка» и зашел в «Зеленый домик». Вышибала на входе лишь скользнул по его щуплой фигуре взглядом, но промолчал.
«Бэ», — вот вам и все первое впечатление, чему поспособствовал табачный дым из сигарет очевидно кустарного производства, с порога ударивший по чувствительному носу. Слегка сморщившись, вампир подошел к барной стойке и побарабанил по ней пальцами.
— Не подскажете, где я могу увидеть бордельмаман Патти? — поинтересовался он у подошедшего бармена. Тот как-то странно скривился — везет ему сегодня на кривляк — и ни слова не сказав скрылся за неприметной дверью. Теперь ничего не оставалось, кроме как дождаться хоть странного бармена, хоть неизвестной мадам Патти.
— Ну а ты, — он развернулся к «щеночку», — зачем за мной ходишь?

+1

94

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/IDrRQ.png
Вольфганг, не смотря на очевидную прозрачность своих намерений, упорно пытался делать вид, что ему просто по пути с этим вампиром, на деле же его, помимо чисто приключенческой составляющей (ну а что, увязаться за незнакомцем — чем не приключение? тем более, что тот свернул в злачный район), интересовал запах, исходивший от него. Да что там интересовал — манил, притягивал, поглощал. Он специально шел за вампиром против ветра, чтобы оказаться окутанным этим притягательным ароматом. Вовсе не потому, что в этом случае весь снег летел на его спутника, пробивающего им путь через холодные порывы зимней непогоды. Запах, говорю вам, запах был главной причиной интереса Вольфа к странному пареньку. Да что странному! — он и на вампира-то не особо походил: щуплый, низкий — ниже Вольфа, без лицензии... Шварцмайеру казалось, что настоящий важный и надменный вампир обязан иметь лицензию. И говорить с торгашом из лавки вампир должен с высокомерным презрением. А этот вел себя нехарактерно. И все же от него исходила какая-то скрытая сила. Казалось, будто концентрированную ярость и мощь закупорили в маленьком сосуде. Вот только сосуд оказался слишком тесен, чтобы удержать наполнявшие его силы взаперти, и потому протекал, позволяя Вольфу нюхом почувствовать свою истинную сущность.

Коротышка зашел в какую-то подворотню, постоял перед обычным на вид домиком из потускневшего красного крипича, что-то покумекал себе на уме, а потом зашел за угол. Вольф последовал за ним, ёжась от холода и насвистывая незатейливую мелодийку. По его соображениям, насвистывание песенки подходило прогулочному настроению, которое он имитировал перед вампиром. Хотя ничего нелепее в этой ситуации, когда снег валил за шиворот, а зуб на зуб не попадал, было не придумать.

На заднем дворе внешне ничем не примечательного домика оказалась вывеска из разноцветной мишуры с контурами довольно-таки аппетитных теток. Шварцмайер чуть не взвыл от радости. Так вот куда они пришли! Бордель! А ведь коротышка тот еще пострел! Охранник, дежурившиий на входе, пропустил вампира без претензий. А перед Вольфом выставил руку:
— Куда! — угрюмо просипел он, шмыгая простуженным носом.
— Я с ним, — невинно хлопнул ресницами Вольф.
— Де похоже да то, — прогундосил вышибала.
— Да ты кто такой вообще?! — взорвался Вольф, — ты че себе позволяешь? Его пропустил, а меня не пускаешь? Хочешь узнать, чем это пахнет, — сунул кулак ему в сопливый нос, который явно был не в состоянии распознать, чем же пахнет вольфова рука.
— Од дожей вышел, а ты дет, — был непреклонен охранник, — и койчай мде тут кулаками махадь педед лицом, покамесд зубов де лишился.
— А это... Алукард рожей вышел? — решил сменить тактику ликан, достав из кармана сияющий геллер.
— Зачем пожаловал? — отхаркался охранник, с ловкостью фокусника выхватив из рук и спрятав монету незнамо куда — как будто в воздухе растворил.
— Эт самое... — почесал затылок выбитый из колеи Вольф, — ...погреться?
— Чо?
— Лицензию! Лицензию купить! — вспомнил он предмет интереса вкусно пахнущего вампира. Как ни странно, сработало.
— Ду так бы сдазу и сказал, — крякнул вышибала, — тогда пдоходи. До смотди мде в оба. Я тя запомдил.

— Дуралей, — проворчал Шварцмайер и с наслаждением окунулся в волну теплого прокуренного воздуха, обдавшую его при входе в подвальное помещение варьете. Он нашел своего вампира у барной стойки, когда тот спрашивал бармена о какой-то бордельмаман Патти.
— А я чо, я ничего, — прикинулся шлангом Вольф, когда коротышка обратил на него внимание, — я сюда и направлялся. Сдался ты мне триста лет.

Бармен, с которым говорил вампир, скрылся на минуту за дверью подсобного помещения, а затем вернулся. Один. Но со странной улыбкой.
— Маман Патти сейчас будет объявлять следующий номер, потом вы сможете с ней встретиться. Но не раньше. До того, как закончится выступление, вам, поверьте на слово, не захочется покидать зал.

0

95

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/TE9L4.png
Тем временем в зале начиналось выступление. На авансцену вышла мосластая мужеподобная бабища в желтом парике. «Мадам Патриция, — представилась она, — конферансье и владелица варьете», а затем в пошловато-выспренних словесах объявила следующий номер, гвоздь программы, который «исполнит великолепная, неподражаемая, божественная мазель Джессика». Зал взорвался бурными аплодисментами и улюлюканьями. Мужские взоры как по команде устремились на сцену, а женские — налились плохо скрываемой ревностью. Оркестр заиграл томную, обольстительную мелодию. Прожекторы осветили красный занавес, из которого кокетливо выглянула стройная ножка в черном чулке, а следом — и сама ее обладательница во всем ослепительном блеске едва прикрытой наготы. На диве были чулки с подвязками, трусики, черное бюстье и карнавальная маска, скрывающая глаза, — больше ничего.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/rB60m.png
Мужчины сглотнули и замерли как вкопанные, с дурацкими улыбками таращась на танцовщицу. Джессика плавно изогнулась вокруг шеста, плавно забросила на него ножку и плавно же съехала, вырвав из глоток сладострастные вздохи. Ее руки потянулись к бюстье и под блестящими от возбуждения взглядами расстегнули застежку. Из черных кружевных чашек на всеобщее обозрение выпрыгнули груди, достойные самой богини. Стриптизерша подмигнула — никому конкретному и в то же время будто бы всем одновременно — и грациозно шагнула со сцены на ближайший столик. Будь на ее месте другая, менее опытная танцовщица, она бы могла запросто свернуть себе шею: свет от юпитеров нещадно бил в глаза, вытравливал из видимости столики и зрителей, достаточно было оступиться на полшага — и пиши пропало. Но Джессика отточила свой номер до совершенства, поэтому даже на каблуках она порхала от столика к столику, словно мотылек, словно гибкая балерина, успевая при этом освобождаться от остатков и без того немногочисленной одежды. Наконец на ней не осталось ничего, кроме трусиков и карнавальной маски. Напряжение в зале достигло предела. Джессика развернулась к зрителям спиной, покрутила аппетитными ягодицами, взмахнула копной каштановых волос и, резко обернувшись, театральным жестом сорвала маску.

Все как один ахнули. Она выглядела на миллион флоренов!

+1

96

«Щеночку» вампир не поверил ни капли, но решил не заострять на этом внимание, лишь хмыкнув и отвернувшись к вновь появившемуся бармену. Наверное, этот странный человек действительно считал свою гримасу улыбкой... а вот у Шайсы она вызывала лишь ассоциации с учебником по медицине, небольшая глава в котором была отведена под описание защемления лицевых нервов...
— Маман Патти сейчас будет объявлять следующий номер, а затем вы сможете с ней встретиться. Но не раньше. До того, как закончится выступление, вам, поверьте на слово, не захочется покидать зал.
— Да что вы говорите, — доверия во взгляде вампира было еще меньше, чем по отношению к парню-оборотню. Тем не менее, его мнение тут не решало ничего, так что пришлось буквально карабкаться на высокий стул у стойки и терпеливо ожидать начала и окончания представления...

Шайса тяжело вздохнул. Девушка, Джессика вроде, была действительно красива, прекрасно владела своим телом и хорошо выполняла свою работу. Он не пускал слюни, по примеру остального контингента варьете, но как и обычного половозрелого представителя мужеского пола, которому не чуждо влечение к женщине, выступление не оставило его равнодушным. Но все равно остался немного неприятный осадок. Может виной тому его двойственное отношение к такому типу работы? Нет, Шайса ни в коем случае не осуждал стриптизерш и даже шлюх. Есть спрос — есть и предложение. Работа получше некоторых, стиль жизни тоже не подлежит осуждению. Только все равно он был свято уверен, что лучше всего девушку украшает простое домашнее платье, чем отсутствие платья любого.
Вежливо похлопав вслед за взорвавшемся овациями и свистом залом, вампир снова вперил взгляд в бармена.
— Ну уж теперь я могу встретится с мадам? — парень невольно вздрогнул — либо его мозг утонул в заполнившем этот зал дыме, либо показавшаяся в начале номера мадам уж никакая и мадам вовсе.

+1

97

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/TE9L4.png
— Можете, отчего же нет, — подмигнул бармен, — сейчас она сама к нам направится. Она любит промочить горло после выступления. Но! Предупреждаю сразу: никаких расспросов насчет ее пола. И не пяльтесь, ради святой, на ее щетину и грудь. И на кадык. Она очень этого не любит. Если я правильно догадываюсь о цели вашего визита — а раз вы не возражаете и не строите недоуменную гримасу, я верно догадался — вам следует произвести хорошее впечатление на маман. Она не работает с теми, кто ей не нравится. Поэтому ведите себя хорошо, будьте паньками. Этот милсдарь с вами? — он указал на Шварцмайера, который зачарованно пялился на танцовщицу, залив слюной всю барную стойку, — мде... Впрочем, не важно. Я за ним присмотрю.

Закончив выступление, Джессика скрылась за сценой, но не сразу — она подошла к ближайшему столику и одним махом опустошила близстоящий бокал с шампанским. Господин, чье шампанское она выпила, по понятным причинам не возражал. Не возражал против этого и Вольфганг, радующийся возможности подольше насладиться разглядыванием Джессики. Отправиться голышом за барную стойку, как обычно делала после выступления, она не рискнула — вид пускающего слюни клиента был хорошим предостережением против этого поступка. Крайне неразумного в данной ситуации. Джессика была девушкой разумной.

— Уф, уф, Рико, какой фурор! Плесника-мне, мон шер, как обычно, — перекрикивая музыку, обратилась маман к бармену, возложив свой поролоновый бюст на барную стойку, — ах, какой милый мальчик, — осмотревшись, обратила она внимание на Шайсу, — как вам понравилось выступление нашей божественной Джессики, мон ами?

+1

98

— Этот? — Шайса одарил щеночка заинтересованным взглядом. Примерно так же он во время обучения смотрел на препарированных лягушек, — дворняжка, — губы растянулись в тонкую холодную улыбку, — на улице подобрал.
Танцовщица скрылась за кулисами, вызвав недовольные вздохи у мужской части зрителей, а вот мадам и правда направилась к стойке. «Мадам Патти... мадам... и как же тяжело не пялиться, когда сказали этого не делать...» И все же ему удалось соорудить на лице вежливую и не очень фальшивую улыбку. Которая так и застыла маской, как только его назвали «мальчиком». Пришлось несколько раз напомнить себе, что ему этот разговор нужнее, чем противоположной стороне. Сделать глубокий вдох. Еще раз напомнить то же самое. Сдержать первичную трансформацию, пока зубы еще помещались во рту. Снова улыбнуться, на зависть всем стоматологам, и постараться не рычать при разговоре.
— О, выступление просто потрясающее. Сразу видно высокий уровень танцовщицы, а ее красота не подлежит обсуждению, — в меру вежливо ответил вампир. Даже не надеясь, что такая безликая оценка покажется искренней, он схватил за плечо все еще витающего в облаках оборотня и рывком выставил того вперед себя, — мой спутник до сих пор под впечатлением. Даже не знаю, сможет ли он в ближайшее время прийти в себя, — «учитывая, что он и до этого был немного блаженным.»

+1

99

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/TE9L4.png
— Ваш спутник, — наклонилась к Шайсе бордельмаман, — не вызывает у меня симпатий. А вот вы мне очень даже симпатичны. Ах, какой милый, шарман-шарман! — она раскрыла огромный веер весь в перьях и стала кокетливо им обмахиваться, — ммм... так бы вас и расцеловала!
Бармен налил ей «как обычно», оказавшееся «Маргаритой» с большим содержанием лаймового сиропа, а потом, странно скосив глаза на Шайсу, прошевелил что-то одними губами, отчего лицо трансвестита в желтом парике приняло сосредоточенное выражение.
— Так значит, вы здесь не только ради выступления? — совершенно серьезным тоном быстро спросила маман, — какие же дела вас привели в мое уютное царство разврата? Тише. Моргните один раз, если речь идет о, скажем так, разрешении на нечто запретное. И два раза — если о приобретении того, на что у вас нет разрешения.

0

100

Хватка на плече «щеночка» разжалась. «Ну вот что за подстава? Некоторые вон проживут неполных... Сколько кстати? Не больше двадцати точно, а то и меньше... Так вот, одни в эти самые неполные двадцать „не вызывают симпатий“, а я раз в десять старше и меня тянет расцеловать? И я что, от радости сплясать должен? Вот и спляшу... на ваших могилах, долгих вам лет жизни и смерти от старости...»
— Знаете, вот специально такого подбирал, ради равновесия и всемирной симметрии, — улыбка застыла на лице маской. Шайса не совсем отдавал себе отчет, зачем так настойчиво втягивает парня в этот разговор в частности и всю ситуацию в целом. Но в конце концов, фокусируя внимание на «щеночке» он имел больше шансов не сорваться, когда его в очередной раз назовут «мальчиком», или «милым», или еще как-нибудь еще более отвратительно.
Значит лицензия или оружие? Вампир на секунду задумался. Оружие, скорей всего, обойдется дешевле, с другой стороны... оно ему надо? Вся его безумная затея состоит в том, чтобы утереть нос тому продавцу, и лицензия для этого подойдет лучше всего. Прийти, показать бумагу и заставить продемонстрировать весь товар с подробным описанием, а потом развернуться и уйти, ничего не купив. К тому же избавиться от фальшивой лицензии будет легче, чем от нелегального оружия. Вопрос лишь в том, во сколько ему может обойтись такая месть и стоит ли оно того. Шайса сомкнул веки один раз, отвечая на прозвучавший вопрос.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (прошло две недели)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Филтон] Парк имени Шарля Кретьена

0

101

Дом у маяка  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

На улице было совсем уж темно, наверняка уже за полночь, и только портовая рвань и пьянь шатаясь шаталась по подворотням, и чем ближе приближался господин Упыйр к злополучно известному «Домику», тем их становилось все больше. Кандидат в мэры свернул за очередной угол и направился прямиком ко входу в рассадник проституции, гомосеков и прочих извращений. Кроме того поступали данные, что хозяин заведения, выдающий себя за госпожу Патрицию, еще и занимался подпольной торговлей оружием, да не только.
Настроение у господина Упыйра было преотвратительнейшее. И если на минуту забыть события произошедшие в шахте — он все равно был изрядно недоволен своим внешним видом, даже представ пред столь низкосортной публикой. Растрепанные волосы, наспех заплетенные без зеркала в хвост, испачканные штанины до колен, плащ весь изваленный в грязи, хоть и ладони удалось спрятать в паре перчаток, а запачканное лицо слегка прикрыть стоячим воротником плаща, но вид был определенно неподобающий аристократу. Он шел решительно, прямиком внутрь, исключительно смотря вперед, на дверь. Охранник было хотел что-то сказать, но сразу передумал под леденящим и еще более обычного пронизывающим взглядом обозленного вампира, вскользь брошенным в его сторону. Спустившись вниз по лестнице перед глазами предстала большая зала, заполненная туманом табачного дыма и шумной толпой воющих мужланов, смотрящих фривольное представление. Окидывая глазами затылки, ярый любитель разоблачений заговоров пытался высмотреть плешивого очкарика, попутно вспоминая другие отличительные черты его внешности, и госпожу Сфорцу. Лишь представив ее портрет — все внутри сжалось под давлением неизмеримой ненависти, а припомнив ее манеру поведения, в особенности с тем человеком, его отвратное настроение просто таки воспылало слепой яростью...

Все взгляды были прикованы к полуголой девице, которая вскоре и вовсе осталась нагой. Упыйр понемногу продвигался вдоль стены, в сторону сцены, всматриваясь в каждый ряд лиц с глупыми или просто отвратительными выражениями застывшими на них. После не увенчавшихся успехом поисков, он решил перейти к активным действиям. Начать, наверное, стоило бы с бармена. Как известно эти люди хорошо умеют следить за происходящим, запоминать людей, и сколько им было налито. Кроме того по-пьяни им выбалтывают много интересного. За барной стойкой, кроме бармена, было еще несколько посетителей: дама, в годах, с веером болтала с молодчиком, а рядом сидел еще один с какими-то странными повадками. Но прежде всего аристократу хотелось привести себя к подобающему виду. Обнаружив предположительный вход в уборную — он скрылся за дверью.

Появившись в зале вновь опрятный вампир чувствовал себя уже «в своей тарелке», снова оценил обстановку, окидывая взглядом толпу, и направился к барной стойке. Представление закончилось и все суетливо галдели и выпивали. У бара остались только бармен и мужчина со странностями. Господин Упыйр сел вдали от них, на крайний стул у стойки, у самой стены.
— Лучшего бурбона! — кликнул он бармену.
— Сию минуту, сэр. — ответил бармен, развернулся и достал весьма невзрачную, еще закупоренную бутылку с верхней полки, налил в стакан и подошел к сидящему у стенки клиенту.
Вампир протянул бармену пятьдесят флоренов, его глаза тот час блеснули.
— Я тут должен был встретиться во своим другом: невысоким, плешивым человеком в очках, ммм.. немолодым — запнулся Упыйр, так как в человеческом возврате совсем не разбирался. — Возможно в компании красивой мазель. — и тут новая волна яростной ненависти охватила все изнутри, ему просто несказанно сильно хотелось поймать их на горячем и наказать по всей строгости закона, но он не подал виду, конечно же.
Бармен смотрел то на вампира, то на его руку, слушая речь клиента, но все же, к привеликому разочарованию ответил: — Нет, к сожалению сегодня не было такого.
Ждать, конечно, можно вечность, но и так преследователь прилично отстал от заговорщиков. И даже если бармен говорит, что их еще не было здесь — не значит, что они уже не где-то внутри заведения строят свои приступные планы с соратниками. Не удивительно, ведь и место весьма подходящее для этого, да и бармен скорее всего замешан в этом, и нагло врет.
— А могу я поговорить с Патрицией? — пришел к последнему методу разоблачитель, чтобы разведать обстановку или даже попасть внутрь, и протянул бармену деньги.
— Она сейчас подойдет. — сказал бармен, взял деньги и отошел на прежнее место, дальше полировать свои стаканы.

Вскоре из-за двери за барной стойкой появился молодчик-коротышка и дама с веером. Она пыталась с ним кокетничать, а у него было такое выражение лица, как будто они там ели лимоны, но все же пытался улыбаться ей в ответ. Выскочив из-за двери и хватая своего странного друга он быстренько распрощался и скрылся, покинув варьете. Тут Упыйр догадался, что эта «дама» вовсе и не дама.
Он слегка скривился, потом залпом прикончил оставшийся бурбон, и подошел к трансвеститу:
— Госпожа Патриция, я так понимаю, я господин Упыйр, и есть кое-что, что нам надо обговорить наедине. — Упыйр улыбнулся. Это, казалось, было из ряда вон выходящее событие.
Патриция захлопала глазами, кокетливо захохотала скрывая рот под перьями веера, и произнесла: —Ах, как приятно познакомится, шарман-шарман, прошу сюда.
«Дама» вошла в ту же дверь, возле бара, а вампир последовал за ней.

Отредактировано Андре Кафка (21.02.2011 22:18)

0

102

Начало игры
«Ах! Еще один мазок и мой шедевр готов» — бегала мысль в голове юной художницы, которая так виртуозно машет кисточкой у себя на чердаке.
Картина, которая писалась так долго и усердно — наконец готова. — «Да! Это явно моя лучшая картина» — без ложной скромности хвалила она себя, как это и подобает художникам-одиночкам.
— Эта картина будет хорошей «наживкой» в торговом районе — рассуждала девушка, вытирая пот усердия с лица, и даже сама не заметила как вымазала все лицо в краске. — Эх жалко, что это было последнее полотно — резко загрустила она, ведь, чтобы купить новое полотно нужны деньги, а чтобы достать те самые деньги, юной девушке приходится зарабатывать на своей родной кровушке. И вот, с грустной разукрашенной в краске физиономией она тушит свечку и отправляется в ночной мрак улиц — обитель всех любителей эритроцитов с железным привкусом гемоглобина. Спускаясь по лестнице в низ, она спускалась в само сердце ночной таверны, где на нее сразу обратили внимания кровососы, у тех мгновенно загорелись глаза, будто они уже почувствовали вкус крови в жилах Лилы. Выйдя на улицу, Лила сжалась от прохладного портового ветра, который так нежно ласкал ее оголенную шею и плечи, за которыми так быстро вышли те самые вампиры, которые готовы платить за детскую кровь.
— Нус! Лила сколько стоит сегодня твоя шейка? — проговорил один из кровососов.
— Сто флорентов за один укус — грустно ответила она и опустила глаза вниз, будто засмущалась своим поведением.
— «Ах... Чтобы подумал мой отец, если бы увидел всю эту грязь» — подумала Лила подставляя шею вампирам, которые подняли девушку к зубам, словно бутылку алкоголя.
— Ай!- воскликнула она, когда острые клыки проткнули ее шею с двух сторон. Вампиры начали глотать кровь как голодные псы, они всегда обманывали девчонку — пили всегда больше чем заплатили.
— Хватит! — закричала она — Вы у меня всю кровь выпьете! — дрыгая ногами вопила она.
После этих криков вампиры бросили девчонку на землю, а у той подломились ноги и она упала прям на пыльную землю.
— Хватит орать! Вот твой приз- заговорил шепотом вампир, после чего достал из кармана деньги и кинул девушки в лицо.
— Ах она такая густая и сочная- говорил кровосос удаляясь обратно в таверну.
— Не привыкай! А то кончишь как гуль в оковах Клирков — отвечал ему второй вампир, который жадно вытирал рот рукавом камзола.
Очередные клиенты были довольны, теперь Лиле хватит денег для покупки нового полотна. Обрадовавшись что все закончилось, девушка начала собирать монетки, даже не вставая с пыльной земли.

Отредактировано Лила Пугливая (24.05.2011 21:48)

+1

103

Пост-атмосфера для Лилы Пугливой

Ночной город опасен для неподготовленных и невинных существ, а портовый город — вдвойне. Девочка, лежащая на земле, могла почувствовать вибрацию, как будто сотни огромных дождевых капель падают на землю, прибивая пыль и освежая воздух. Но дождя не было. И капель тоже не было. Свежего воздуха тоже не наблюдалось. Вместо этого до слуха, ослабленного из-за потери крови ребенка, донесся отвратительный писк десятков крошечных глоток. Зловоние гниющей помойки накрыло окрестности плотным покрывалом. В одной из подворотен, рядом с варьете, собирался грязный, черный поток, как будто сотканный из абсолютной тьмы. Он был настолько черен, что выделялся в подворотне, лишенной каких бы то ни было источников света. Но, это, пожалуй, было не единственное, что привлекало внимание в этом море трепещущих тел. Сотня пар злобных, красных глазок возбужденно наблюдали за своей законной добычей. Омерзительные пасти раскрылись в предвкушении, демонстрируя идеально белые зубы, неестественно блестящие на фоне массы отвратительных тварей. Неожиданно, туча освободила луну от своих нежных объятий, позволяя по-настоящему оценить всю картину ожившего кошмара. Крысы были огромны. Их шерстистые тела были в локоть длинной, голые розовые хвосты, в полтора раза длиннее самих крыс, извивались, закручиваясь вокруг сородичей и самих обладателей данного «приспособления». Похоже, смена освещения подействовала на стаю как удар хлыста. Оглашая окрестности яростным писком, орда бросилась вперед, намереваясь полакомиться нежным человеческим мясом.
Они почуяли кровь...

+3

104

— Раз монетка, два монетка, три монетка, — возбужденным голоском считала она навар. — Охо! Эти кровососущие твари не обманули. Ровно 200 флоренов, — ухмыляясь и пряча деньжонки в сумку она поднялась с земле. Немного пошатнувшись на месте, ее рука машинально схватилась за голову, что было вызвано, легкой дезориентации и головокружением из-за потери крови.
— Ой-ой, кажется нужно полакомится шоколадкой, а то голова начинает зудеть, — говорила она протирая глаза руками.
Немного оклемавшись, она хотела отправится обратно на чердак и попытать счастье — заснуть в шуме ночной таверны. Но вот странное дело! Земля задрожала странной вибрацией, словно что-то или кто-то отплясывает дикие танцы за углом. «Что это? Это точно доносится не из таверны. Это что-то иное и не знакомое мне» — рассуждала ее бедная покусанная голова. -«Может это галлюцинации? Все таки в глазах у меня до сих пор темно... И особенно темная темнота, вот в этой подворотне» — продолжала рассуждать она, с ярко выраженным удивлением на разукрашенным лице. Но ее догадки, сменили свою желеобразную форму очень быстро, принимая твердую форму ясности фактов: сильный запах помой и зловещей писк — это все черты крыс!! Дабы не вдыхать подобные ароматы, она сжала нос и попятилась назад. А раздражающий писк оставался в ушах, рук не хватало, чтобы прикрыть и уши тоже, поэтому, Лила старалось отходить все дальше и дальше от подозрительно темного и шевелящегося сгустка темноты.
Но чем дальше удалялось дрожащее тельце девушки, тем ближе приближался темный пищащий комок, пока лунный свет, не соизволил пролиться на эту мрачную и пугающую ситуацию. И лучше бы глаза ее это не видели, столь отвратительная картина, которую она увидела в тот миг, отпечаталась в ее памяти словно раскаленное огнем страха клеймо. Множество жирных помойных крыс ползали по друг дружке, пристально наблюдали своими маленькими красными глазками за шейкой Лилы, из которой еще продолжала сочится сладкая сахарная кровь. — Вы хотите моей крови? — приговорила она схватившись за шею. — А у вас деньги есть? — стараясь скрыть страх, начала шутить, чтобы хоть как-то успокоить себя.
Крысы шуток не понимали, они лишь продолжали грозно шипеть, приближаясь к Лиле все ближе.
— О Роза, спаси свою дочь! — прокричала девчонка и отправилась в бегство без оглядке. Ноги понесли ее куда-то прочь от таверны, все глубже в грязные и темные ночные улицы.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Портовые улицы

0

105

Ресторан  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Наемный экипаж покачивался под ровный перестук копыт, унося их в сторону парка, подальше от липких взглядов и двусмысленных улыбок, а предрассветная тьма, заботливо укрывшая аллеи и тропинки, надежно скрыла от неистребимого обывательского любопытства, дающего лишние темы для пересудов. Они брели по аллеям без особой цели, ощущая присутствие друг друга так ярко и остро, что весь остальной мир поблек и потерял краски. А потом был рассвет. Тихий и торжественный. Небо, полыхнувшее алым, и слепящий свет.
Они выпили кофе в маленьком, уютном кафе, почти таком, какие встречаются в Филтоне на каждом шагу, и отправились в отель пешком, благо погода благоволила к подобным прогулкам, отдавая лету последнюю дань нежаркими ясными днями.

— Помогите! Помогите кто-нибудь!
Де Вирр обернулся к растрепанной темноволосой особе в кричаще-ярком бело-красном платье.
— Помогите, они поубивают друг друга! — девица бросилась к полураскрытой двери сомнительного заведения, вывеска которого гласила:
«Самые горячие цыпочки, самые азартные игры, самые жаркие танцы! Только у нас!!!»
— Останьтесь здесь, Бетти. — Де Вирр попытался мягко освободить руку, в которую испуганно вцепилась Элизабет, но она покачала головой.
Он лишь вздохнул:
— Боюсь, вам там не понравится.
Они вошли в полутемный зал. Благодаренье небесам, никакой помощи не понадобилось. Двух подвыпивших забияк уже растащили в разные стороны. Играла музыка, за столиками обреталась вполне приличная на первый взгляд публика. К ним подскочил расторопный официант и предложил столик у самой сцены, тесня от входной двери в глубину зала.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (01.11.2011 15:29)

+4

106

Начало игры
Крики. Нет ничего более тревожащего и захватывающего человеческие умы, чем крики. Наверняка, человеческий вопль нужно приравнять к действию небольшого торнадо или высокой морской волны, когда наблюдающий и знает, что от места действа стоило бы держаться подальше, но любопытство подмигивает, берет его за руку и почти насильно тащит «на сцену». Такой вот эффект у крика. Да, и еще если он слышится из места с определенной репутацией, а ты одиноко прогуливающийся по улицам скучающий денди — есть ли у тебя выбор?
Камиль ЛаШанс, он же всем известный в кругах общества, как Джон Смит, знал, что этот день не принесет ему на блюдечке никакой новой захватывающей дух истории. Мистер Смит вот уже три дня, три вечера и три ночи — невыносимо скучал. День его походил на сбившиеся картинки в калейдоскопе, что неосторожный хозяин случайно уронил. Завтрак плавно перетекал в библиотеку, книги подчас сменяли одна другую без видимых на то причин, а шелест стареющих страниц имел действие скорее усыпляющее, нежели захватывающе. Вот уже чуть более недели прошло, как он вернулся из-за города, где вынужден был скрываться от юстициаров, пока те не охладили немного свой пыл под влиянием мадам Лэйкмур, и Джон Смит смог одними улыбками и нелепыми оправданиями объяснить свой скорый побег из особняка. Он даже подумал на какое-то мгновение, что отделался малой кровью,если бы не едкие фразы члена ордена юстициаров, когда Джон показывал (к тому времени уже чисто прибранную и лишенную всего запрещенного) собственную лабораторию, предоставив бесстрашно сие помещение под тщательный обыск.
Итак, несколько предшествующих этому событию дней, мистер Смит предавался скуке и унынию, пока камердинер его, осторожно выбирая слова, предложил отправиться на прогулку и прислушаться к «знакам судьбы». Иными словами, ввязаться в какую-нибудь сомнительную авантюру.
Потому, как только Смит услышал крики молодой девушки, беспощадно разбивающие тишину, он склонен был полагать, что это событие и есть тот самый «знак». Свернув без колебаний с мощеного грязным камнем тротуара к двери с броской вывеске, Джон, не раздумывая, стал одним из тех праздных мужчин, что составляют публику варьете. Подумать только, он вряд ли думал когда-нибудь, что попадет под этот импровизированный свод удовольствий, где сотни огней отражались от бруггианского хрусталя, который, конечно, бруггианским не был, и Джон вообще сомневался, что тот являлся хрусталем.
Шустрый официант закружился вокруг прошедшей впереди него парочки, явно нисколько не смущаясь слишком приличным видом и слишком дорогим костюмом обоих для посещения такого места. Джон улыбнулся светловолосому мужчине, про себя гадая, что побудило его взять в заведение юную красивую девушку, больше похожую на домашнего львенка, нежели на работницу этих мест.
— Простите, — снова улыбка чуть приподняла уголки губ псевдо-гуляки, — Меня зовут Джон Смит, — без обиняков сразу представился он и склонил голову перед дамой, тут же выпрямляясь и протягивая руку ее спутнику, — Фантастическое место, вам так не кажется? — он с улыбкой огляделся вокруг, — хотя стиль немного вычурен, и вот ту фреску с русалкой я бы убрал в темный угол, — Камиль мотнул головой в сторону изображения хвостатой девы, что активно строила глазки полуобнаженному вампиру, взор которого, впрочем, был сконцентрирован на её женских атрибутах, надо признаться, выдающихся размеров.

Отредактировано Джон Смит (01.11.2011 22:12)

+5

107

Ресторан  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ей и правда там не понравилось. Поэтому Лиз вцепилась в рукав рубашки Эдгара, словно хотела его оторвать. Разбушевавшиеся мужчины уже успокоились, и помощь не требовалась, поэтому девушка, стараясь не смотреть на замысловатые картинки и скульптурки с полуобнаженными существами, настойчиво потянула своего спутника к выходу. Но дорогу ей преградил бойкий официант, который сходу закрыл от неё все пути к отступлению. Оставалось только смириться. Элизабет глубоко вздохнула. Ну что же... главное, чтобы на сцену не выскочили обнаженные красотки, на которых Эдгар, разумеется, будет смотреть. А ей не хотелось, чтобы он смотрел на кого-то, кроме неё. На обнаженных мужчин рассчитывать не приходилось, поэтому девушка была спокойна за свое психологическое состояние. Красоток она ещё как-то переживет... ну что она там не видела, в самом деле.
К ним обратился незнакомый мужчина, с взлохмаченными, словно после бешеной скачки на лошади, волосами. Выглядел он почти как человек, только заостренные ушки, выглядывающие из под буйной шевелюры, выдавали в нем вампирскую кровь.
— Меня зовут Джон Смит, — мужчина поклонился Лиз, в ответ она присела в реверансе и улыбнулась уголками губ, и подал руку Эдгару. Они представились, формальности были улажены.
— Фантастическое место... — Джон указал на фреску с русалкой и вампиром, Лиз невольно проследила за его кивком и залилась пунцовым румянцем. О, святая Роза! Неужели так бывает? Вампиресса потупила взор и поспешила спрятаться за широкую спину своего спутника, чтобы ни на что больше не смотреть.
— Весьма занятная фреска, милсдарь Смит, — выпалила она, выглядывая из-за плеча Эдгара, чтобы милсдарь ни в коем случае не заподозрил её в ханжестве или неумении вести светские беседы, — но вы правы. Эти безвкусные цвета и неудачная светотень... делают её сущей безделицей, которую лучше никому не показывать.

+3

108

Де Вирр вежливо кивнул новому знакомому, совершенно не слушая, однако, их с Бетти рассуждений на темы современного искусства в целом, и сравнительных достоинств и недостатков фресок в частности. Он, скорее, прислушивался к эмоциональному фону этого заведения, нежели к произнесенным словам. Его взгляд рассеяно скользил по присутствующим, ни на ком, впрочем, не задерживаясь. Однако, назойливость официанта, не желающего упускать богатых клиентов, начинала раздражать.
— Оставьте нас, любезный. — С явным неудовольствием произнес де Вирр. — Как только нам понадобится ваша помощь, мы непременно дадим вам знать.
Он обратил на незнакомца, представившегося Джоном Смитом, спокойный взгляд, намереваясь извиниться и откланяться, когда в его глазах вдруг зажегся легкий интерес. Эдгар чуть склонил голову к плечу, рассматривая господина Смита более внимательно.
Когда-то очень давно Фрай, к тому времени разменявший четвертый десяток, в их последнюю встречу перед казнью, видя терзания молодого адвоката, не сумевшего сдержать обещание и спасти порядком потрепанную шкуру своего подзащитного, сказал:
«Не относись к жизни серьезно, дружище, она этого не заслуживает».
И глядя сейчас на Джона Смита, Эдгар видел в живых, выразительных глазах такие же искры затаенного смеха, а в улыбке — насмешливое пренебрежение к закостенелым устоям жизни. И если внешне они были совсем непохожи, то эмоциональный рисунок, покрытый легкой паутиной лукавства, был до боли узнаваем и схож настолько, что де Вирр тряхнул головой, желая избавиться от наваждения. Фрай был мертв, а в переселение душ Эдгар не верил.
Элизабет порывалась уйти. Де Вирр ощущал это столь же явственно, как если бы она шептала ему это на ухо. И, подчиняясь доводам разума, который доминировал в холодной натуре Эдгара, так и стоило поступить. Однако...
— Вы не откажете в любезности, разделить с нами бутылку вина? Правда, я не уверен, что то, что здесь подают, не является отравой в чистом виде.
Эдгар повернулся к Элизабет с извиняющейся улыбкой, едва заметно сжал ее тонкие пальчики, затянутые в перчатку.
«Прости, oiseau. Я надеюсь, это не займет много времени. Но я должен хотя бы попытаться понять...»
Официант, возникший как из-под земли, вновь закружил вокруг, как назойливая муха, предлагая самый удобный столик.
— ...у самой сцены, господа, у самой сцены! Для самых уважаемых клиентов! Вы не пожалеете! У нас замечательное шоу! Лучшая программа...
Де Вирр едва заметно вздохнул.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (03.11.2011 18:24)

+3

109

О, Моргот в деревянных сандалиях — как чудесно эта девушка старалась выкрутиться из ситуации. Конечно же, Камиль отдавал себе отчет, что взору этой красивой молодой леди не каждый день преподносят такие откровенные произведения искусства, если можно причислить данный жанр и исполнение к таковому. Впрочем, ее попытка смело поддержать разговор о качестве выполненной работы художником, не могла не вызвать улыбку. Вряд ли, кто-нибудь из присутствующих здесь мужчин обвинил бы ее в плохом вкусе и плохом образовании, если бы дама не поддержала замечание нового знакомого.
Пара эта, кстати, выглядела очень занятно. По крайней мере, странным был сам факт присутствия в таком месте двоих влюбленных (а в том, что это именно так, ЛаШанс перестал сомневаться после попытки девушки исчезнуть за плечами мужчины), но еще более странным выглядело желание де Вира продолжить общение со Смитом, частым гостем, как он должен был решить, сего заведения.
— Думаю, что в этом месте вино должно быть вполне приличным, — он улыбнулся обоим спутником и прошел за официантом, ни секунды не колебавшимся в выборе для них столика, — Видите ли, здесь основная масса публики — матросы. Думаю, что и закупки варьете имеет с их же кораблей. Я видел у пристани торговое судно из Пиццикато пару дней назад. Думаю, что вино должно быть из его трюмов. А хастианцы знают толк в вине, можете мне поверить...
Он улыбнулся и вежливо пропустил вперед даму, пытаясь уступить рыжей красавице место рядом со спутником, но так, чтобы она устроилась спиной к сцене. Из соображений приличия, дама не будет слишком часто оглядываться на сцену, которую, наверняка, через пару минут займут полуобнаженные певички, да и таким образом господин де Вирр и сам Джон избавятся от чувства неловкости, когда щечки единственной дамы в их окружении вспыхнут смущением.
— Что привело Вас в это место? — он снял сюртук и отдал его в руки тому же официанту, что явно надеялся на приличные чаевые с богатых гостей. Улыбка так и не сошла с лица ученого, когда он опустился в свое кресло, что оказалось мягче, чем ему думалось с первого взгляда. Официант тут же раскидал перед каждым гостем меню, впрочем, умело открыв страницу на самых дорогих блюдах. Джон остановил взгляд на блондине, в ожидании, что тот предоставит ему возможность сделать заказ самому, либо же объявит обслуге о своем решении, касательно вина, вслух.

Отредактировано Джон Смит (04.11.2011 19:12)

+3

110

Казино «Гнездо Дьявола»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через отель Эффенбаха  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Оооо, как же она была взбешена! Все, просто все шло не так, как было задумано, и это доводило ее до ручки. Ярость гнездилась в сердце, заставляя Вивьен скрежетать зубами от каждого воспоминания, от каждой всплывшей в памяти секунды из того, что случилось в казино. Никогда еще, ни разу она не была так близка к провалу, кроме... Кроме того проклятого случая с Камилем. Вот уж когда ей действительно не посчастливилось... Какое счастье, что Лис вовремя появился на горизонте. О, черт с ним, с ЛаШансом, никуда он ей не уперся. Он далеко, возможно давно мертв... Улыбка коснулась губ Вивьен, однако вышла весьма кривоватой — что-то острое кольнуло сердце при воспоминании о мужчине, то, что она прятала от всех, включая себя в глубине души, на самом ее дне, там, где помыслы и чувства давно покрылись могильным мраком...
Она провела рукой по шелковистым блестящим волосам, и легкими движениями взбив хаотично выбившиеся прядки, завершила прическу. Сегодня она не надевала дорогих украшений, а облачилась в обыкновенное платье строгого кроя глубокого, фиолетового цвета с нежно-сиреневой отделкой, и длинный плащ с капюшоном цвета ночи. Сегодня она отправляется в варьете, чтобы уравнять счеты и просто отдохнуть. Не думать, соблазнить кого-нибудь, может быть отправить в объятия смерти. Провал должен окупиться, нет, просто обязан!
Вызвав портье и заказав экипаж, вампиресса покинула здание отеля, отправляюсь в один из самых низкосортных районов города, в место, носившее милое название «Зеленый домик». Самый известный бордель Дракенфурта славился большим разнообразием публики, и именно на это рассчитывала Вивьен. «Лисил будет не в восторге, когда узнает, что я отправилась туда одна, да еще после того, что случилось в этом треклятом казино...» — думала она, разглядывая виды из окна экипажа. — «Ну и пусть. Встретимся на месте.» Время летело незаметно, дорога показалась ей совсем короткой, и скоро, варьете распахнуло двери для загадочной девушки, чья фигура была скрыта длинный широким плащом.
— Чего изволите, мазель? — Поинтересовался живо подскочивший официант.
— «Бладдис» и какое-нибудь пирожное на ваш вкус. И побыстрее, если хотите получить чаевые! — Мужчина испарился, оставив даму озираться на месте, и тут ее кровь застыла в жилах — прямо по курсу был Камиль, он же Джон Смит.
«Вот дерьмо!» — подумала Вивьен, опуская глаза долу, и внимательнейшим образом разглядывая столешницу. — «Богиня, ты меня призываешь в свое царство и это знак? Я не хочу умереть в Аль-Матрасе!»

+4

111

Отель Эффенбаха  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Лисил был не в восторге, Лисил был в бешенстве — Вивьен будто нарочно светилась везде, где только можно, с упорным постоянством. Она не желала затаиться даже на пару дней, утверждала, что у нее все под контролем (под каким только — вопрос) и сбежала как только подвернулась такая возможность, зараза самоуверенная. И что с ней делать? Схватить за волосы на затылке и выволочь из варьете? Или напоить галлюциногенной дрянью и развлечься самому? А может стоит прямо сейчас потребовать свою долю и уйти? Деледда усмехнулся и вошел внутрь сомнительного заведения — Вивьен скорее бы умерла, чем просто так, без боя отпустила бы своего верного помощника.
Свою хозяйку вампир обнаружил сразу — она с недовольным личиком сделала заказ, а потом уставилась в стол, чем немало удивила Лиса. По закону жанра Вивьен должна была стрелять глазками, выискивая новую жертву, нетерпеливо постукивать тонкими пальчиками, ожидая результата, и просто сиять, предвкушая очередную забаву. И вдруг такое скромное поведение, отнюдь не вяжущееся с моральным обликом вампирессы. Мужчина пристально осмотрел зал и решительно направился к соседнему от хозяйки столику. Вертлявый официант бежал рядом с ним, успевая восхвалять танцовщиц, выпивку и отвешивать подобострастные поклоны.
— Сделай одолжение, — отрывисто произнес Деледда, не спуская глаз с Вивьен, — заткнись и принеси мне любую выпивку. И поживее.
— А той мазель от вас что передать? — сладко поинтересовался человечишка.
Лисил на мгновение растерялся, но потом сообразил, что имел в виду подавальщик, и хмыкнул:
— Ничего. Она недостаточно хороша для меня.
Вампир сел так, чтобы приглядывать за Вивьен и любоваться выступлением. Ему все больше и больше нравилась царящая вокруг атмосфера, и Вивьен отошла на второй... нет, на третий после коктейля и танцовщиц план. Захочет — подойдет, не заметить его она не могла. А хочет пострадать в одиночестве — пускай. Вокруг столько прелестниц, что до хозяйки и ее личных проблем Лису дела не было.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (Окончание истории.)

+3

112

Элизабет обреченно села за предложенный столик, спиной к сцене, с замиранием сердца рассматривая прибывающую в заведение публику. По всем законам жанра, скоро должно было начаться представление. Даже думать не хотелось, что будут вытворять эти девицы, которых уже сейчас можно было заметить среди присутствующих, при должном любопытстве, коим девушка обладала в полной мере. Разумеется, на все нужно смотреть проще. Не каждая леди рождается в богатой и знатной семье. Не каждую холят и лелеют с самого детства, воспитывая вкус и чувство прекрасного. Кого-то бросают в жизнь ещё не оперившимися птенцами, которым не всегда хватает силы воли или желания учиться летать. Гораздо проще и безопаснее отрастить длинные ноги и махать ими за деньги в сомнительных заведениях. Лиз вздохнула. Почему Эдгар остался? Ей всегда казалось, что он далек от подобных развлечений, что его не интересуют такие сомнительные удовольствия, как заглядывать под юбки размалеванным танцовщицам.
А вот новый знакомый, судя по всему, хорошо разбирался и в вине, что тут подают и в публике, что посещает сие заведение. Хотя сам на моряка или завсегдатая злачных портовых улочек, был вовсе не похож. Обаятельный, образованный, галантный. Элизабет мысленно поблагодарила Джона за возможность сесть спиной к сцене, чтобы не краснеть и не смущаться всякий раз, когда будут показывать очередной номер.
— Что привело Вас в это место? — спросил Джон Смит, когда официант ловко раскинул на столике меню. Элизабет начала лениво перелистывать страницы.
— Наверное, случайность, — девушка улыбнулась. Ну, в самом деле, что бы ещё заставило её зайти под эту кричащую вывеску? — Какая-то мазель звала на помощь, и милсдарь де Вирр не мог оставить леди в беде.
Она пожала плечами и с нежностью посмотрела на Эдгара. Святая Роза, только она знала, что бы девушка сейчас отдала, чтобы вновь оказаться на их сегодняшней прогулке в парке... Зачем злиться? Наверное, у него действительно есть веские причины, чтобы оставаться здесь.

Отредактировано Элизабет Бэтори (07.11.2011 12:24)

+3

113

Де Вирр бросил взгляд в меню и удивленно приподнял бровь. Он прекрасно слышал замечание нового знакомого о хастианских винах, но заказал орлесианское вино не слишком известной марки.
— Я ни в малейшей степени не умаляю достоинства хастианских вин, — заметил он. — Но более привык к орлесианским. Надеюсь, вы не против? Если в ноябре судьба занесет вас в Орлей, приезжайте в Сен-Мишель-Лоран, я с удовольствием угощу вас молодым вином с собственных виноградников.
Первый час вампиров ознаменовался началом шоу. Заиграла музыка, был приглушен свет газовых фонарей в зале, дабы действо, производимое на сцене, казалось более ярким и красочным. Хотя, куда уж более. Де Вирр перевел взгляд на свою спутницу, которая явно чувствовала себя не слишком комфортно, и едва заметно улыбнулся, глядя как она листает меню.
— Могу я узнать, чем вы занимаетесь? — обратился де Вирр к новому знакомому. — Торговля, судостроительство, таможенные пошлины?
Эдгар ни секунды не сомневался, что предположения его неверны, однако замечание, высказанное господином Смитом, делало их не столь уж безосновательными. Почему бы не разыграть предложенную партию?
Эдгар спокойно глянул на собеседника:
— Вы довольно непринужденно чувствуете себя в заведениях такого рода, хотя на завсегдатая не похожи.
Появившийся официант предъявил на освидетельствование бутылку, открыл ее и ловко разлил вино по бокалам, продолжая вертеться рядом в ожидании основного заказа. Де Вирр кивнул новому знакомому, предоставляя ему сделать выбор, и вновь с тревогой взглянул на Бетти:
— Вы бы хотели заказать что-нибудь, Элизабет?

+4

114

Особняк «Слоновая кость»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Решение поехать в варьете уже не казалось Джину таким гениальным, когда он пробирался по неухоженным улицам порта и укорачивался от кричащих грузчиков, несущих товар с кораблей. Тут жизнь так и кишела, стараясь подпортить чистый костюм вампира то пробегающей мимо собакой, которой приспичило пометить территорию как раз рядом с коричневыми ботинками Джина, то цепкой дамочкой, внешний вид которой не оставлял ни малейшего сомнения в паре-тройке венерических заболеваний у его обладательницы.
Но куда еще можно отправиться за последними новостями и сплетнями, как не в «Зеленый Домик», где самые горячие цыпочки, самые азартные игры и самые жаркие танцы? Дешевое вино тут льется ручьем, счастливые обладательницы желтого билета развлекают гостей своими телами (а вот тела их несчастных клиентов потом находятся не всегда), красивые мальчики подставляют себя любому, кто готов платить, а претенденты на звание гуля могут найти тут свежайшую кровь. Но все это безобразие в полной мере проявляется только поздней ночью и только для знающих, что искать. Джин, как не стыдно ему было это признавать, стал таким «знающим» во времена своей разгульной молодости, когда он топил печаль в реках выпивки, щедро сдобренных кровью.
Сейчас заведение было еще полупустым, но стремительно наполнялось народом, в основном моряками и портовыми работниками, пришедшими поглазеть на начинающееся вечернее представление. Однако в глаза сразу же бросалась компания из трех человек, сидящая за столиком перед самым возвышением, играющим роль сцены. Это были два прилично одетых джентльмена и элегантная дама с яркой копной волос, которая в приглушенном свете варьете отливала медью. Вампиры (у Джина было чувство, что это именно они) выглядели вполне светскими людьми, что почти со стопроцентной точностью гарантировало их осведомленность в последних новостях города. Но точно он это узнать мог только поговорив с ними. Был, конечно, более легкий способ добычи информации — банальное сканирование чужих мозгов, но по отношению к людям из высшего общества это было бы моветоном, да и сил после потасовки в собственном доме осталось буквально на пару ментальных бросков. И он решил потратить их по назначению: приметив пробирающегося к столику с господами официанта, несшего пузатую бутыль вина (видимо, вторую, потому что в бокалах на столе уже плескался бардовый напиток), юный вампир дал короткий мысленный позыв «Тебе очень хочется подойти к только что вошедшему мужчине, прежде чем идти к столику». Несчастный официант резко сошел с намеченного курса и по плавной дуге добрался до Джина.
Официант явно был растерян своими неожиданными действиями, поэтому просто стоял и хлопал глазами, смотря на Айвори.
«Для полного сходства с рыбой не хватает только открытого рта», констатировал вампир.
— Спасибо, вы можете идти, — с этими словами юный наследник рода забрал из рук все еще находящегося в прострации молодого человека вино и сам направился к столу, где сидела так заинтересовавшая его компания.
— Добрый вечер, простите, что прерываю ваш разговор! Дама, господа, вы не будете против, если я присоединюсь к вам? — говорил Джин предельно вежливо, но на лице у него была легкая дружелюбная улыбка. Полностью поглощенный своими, возможно, будущими собеседниками, Айвори даже как-то забыл о причине своего прихода в это заведение, и печаль на сердце поутихла, — мое имя Джин Айвори.
— Кстати говоря, довольно-таки неплохой выбор вина, я даже удивлен, что оно есть в таком местечке — с этими словами вампир поставил заказанную бутыль на стол, но сам не садился, ждал приглашения, — Хотя я предпочитаю хастианские.

+2

115

Вопросы неминуемы. Это Камиль уяснил уже очень давно. Стоит попасть в компанию малознакомых людей, и придется отвечать на вопросы. До сих пор, Смит не придумал никакой стратегии, чтобы избежать расспросов о том, кто он и чем занимается. Поистине, как можно прямо ответить этой достопочтенной паре, что он путешественник и ученый с легким налетом авантюризма и страстью к незаконным действиям забавы ради?
На заказ орселианского вина, Джон только на секунду дольше оставил брови приподнятыми в удивлении, но тут же улыбнулся и согласно кивнул:
— Неплохо, но я бы на вашем месте не доверял подлинности. В конце концов, не думаю, что здесь большой погреб.
Он знал, что резон в его словах есть, но право ли дело — спорить о заказе вина? К тому же, пил Джон действительно не много, и алкоголь важной составляющей беседы не считал.
И тут пришло время отвечать на вопросы, к которым готовым Камиль ЛаШанс никогда не был за все свои четыреста «с хвостиком» лет...
— Нет, ничего из перечисленного, я, скорее... — он на мгновение замялся, подбирая слова.
«Кто я?», — клюнул неприятный внутренний голосок (Камиль был уверен, что внутренний голос не у всех такой отвратительный, но свой был каким-то старческим и протяжным).
Он не успел закончить мысль, когда вмешалось само провидение в лице молодого человека с обаятельной улыбкой на лице. Джон улыбнулся в ответ и кивнул на соседний стул, приглашая, про себя отмечая, что мироздание, кажется, снова оказалось на его стороне.
— О, Вы ограбили нашего официанта? — как обычно тон его был добродушен, а взгляд внимателен, — Вы мне нравитесь, присоединяйтесь, — а вот это уже была та самая незаурядная прямолинейность, подарившая в жизнь Камиля столько неприятностей.
— Меня зовут Джон Смит, — он протянул руку для рукопожатия (ох уж эти церемонии!), — и приподнялся, представляя своих собеседников, — Это прекрасная дама — Элизабет Бетори, а ее спутник — господин де Вирр... — Джо невольно отвлекся, оглянувшись и уловив краем глаза что-то, чего здесь не должно было быть.
Смит снова опустился на свой стул и повернул голову, внимательно разглядывая публику. Что-то было не так, не вписывалось в привычную картину. Что-то едва уловимое, едва заметное. Что-то, что заставило беспокоиться, отвлечься от новых знакомых, жадно искать то мимолетное видение, что всего на долю секунды промелькнуло перед глазами ЛаШанса из-за плеча юного вампира. Что-то... неправильное.
И это видение не заставило себя ждать. Это была женщина. Красивая женщина. Одна из самых красивых женщин, каких он когда-либо видел. Женщина, чей образ навсегда отпечатался в памяти и та самая женщина, от которой он в панике бежал несколько лет назад.
— Вивьен, — прошептал Камиль имя одними губами.
Он узнал ее. Он просто не мог не узнать. Слишком острыми остались в памяти ее слова, слишком безумной и опасной она ему тогда казалась. Слишком поспешно закончился тот роман...
— Любезный, — он тихо подозвал официанта, — Прошу вас, подайте бутылку шампанского за столик той одинокой леди, — он взглядом указал на мадам Эстес.
— Что-нибудь ей передать? — бойкий служащий оживился, шампанское здесь заказывали в редких случаях, да и разные любовные интрижки паренек любил.
— Нет, она поймет, — он улыбнулся и отвернулся, больше не привлекая к себе внимание, — прошу прощения, я немного отвлекся.... Итак, за встречу!
Джон Смит поднял свой бокал, легонько касаясь самым краем бокалов собеседников. Он не оглянулся, когда предположительно официант уже должен был быть у столика бывшей любовницы:
— Госпожа, это от джентльмена за тем столиком, — учтиво поклонился паренек, откупоривая бутылку шампанского и наполняя бокал Вивьен.

+3

116

— Я тоже так не думаю, — отозвался де Вирр на замечание своего собеседника. — Потому и орлесианское. Их подделывают реже, чем хастианские, они пользуются меньшим спросом. К тому же, марка не слишком известна, и вино не самое дорогое. Но неплохое. Я знаком с владельцем небольшой винодельни, где его производят. Это на юге Орлея. Его виноградники пострадали от пожара семь лет назад, но остались предметом моей черной зависти, и я лелею коварные планы на их счет. Если мне удастся купить винодельню, то этого вина в продаже вы больше никогда не увидите.
Реакция Джона Смита на невинный, казалось бы, вопрос о его занятиях заставила Эдгара едва заметно вздохнуть и отвести взгляд. Четыреста пятьдесят лет своей адвокатской практики он задавал этот вопрос в той или иной форме. Так долго и часто, что он давно стал своеобразным тестом. В большинстве своем люди любят о себе говорить. Особенно, если собеседник доброжелателен и высказывает искренний интерес. Они как дети радуются возможности поправить неверную догадку и с гордостью рассказывают о своих успехах, даже если успехи эти по большей части воображаемы.
Джон Смит явно не просил милостыню на паперти. Достаточно было взглянуть на его костюм. Но легкое замешательство было красноречивее всяких слов.
«Вот так, — печально констатировал де Вирр. — Все повторяется с завидным постоянством».
Он был далек от желания ступать на хрупкий лед отношений «клиент-адвокат», памятуя о том, чем закончилась история Фрая, который втянул Эдгара в самую захватывающую и драматичную авантюру всей его жизни.
— Я ненавижу вас, Фрай. Но это не помешает мне выполнить свои обязательства перед вами. — Сказал он тогда. Но и по сей день де Вирр не был уверен в том, что если бы Фрая защищал более опытный адвокат, могло ли все сложиться иначе?
Де Вирру вновь захотелось встать и уйти, наплевав на бестактность такого поступка. Увезти отсюда Элизабет, вернуться в отель, слушать ее щебетание и молча, с улыбкой, смотреть на то, с каким воодушевлением она перебирает бланки приглашений, которые накануне доставили из типографии.
Однако вновь вмешалось провидение в виде элегантного молодого вампира. Джон, явно обрадованный благовидным предлогом уйти от дилеммы принуждающей либо лгать, либо говорить неудобную правду, с воодушевлением, свойственным живому характеру, отозвался на неожиданное знакомство. Нужно признать, де Вирру импонировало его поведение, но высказывать свое отношение к происходящему Эдгар не спешил.
Сдержанно поприветствовав господина Айвори, де Вирр сделал приглашающий жест, поскольку радушие Смита не оставляло ему особого выбора. Молодой человек (а новый знакомый был явно намного моложе их) показался Эдгару напряженным, как натянутая струна. Задень неосторожно — и оборвется с пронзительным звоном. Де Вирр мимолетно удивился своему ощущению, ведь вел себя господин Айвори совершенно непринужденно. Да и Элизабет, судя по тому, что она наконец-то перестала упрямо смотреть в меню, он понравился.
Внезапное смутное беспокойство Джона заставило де Вирра повернуть голову. Проследив его взгляд, Эдгар едва заметно нахмурился. Женщина, что сидела недалеко от них, скромно опустив взор, не далее, чем несколько дней назад весьма эффектно упала в обморок в казино с говорящим названием «Гнездо Дьявола».
«Мир тесен. Но не слишком ли много случайностей для одного вечера?»
— ... и так, за встречу!
Де Вирр оглядел своих спутников, улыбнулся Бетти и молча поднял бокал.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (14.11.2011 17:20)

+5

117

− Вы бы хотели заказать что-нибудь, Элизабет?
Она отрицательно качнула головой, продолжая делать вид, что изучает меню. Если вино в таких заведения было привозное, в туго запечатанных бутылках и учтивый, хоть и навязчивый официант открывал и разливал по бокалам напиток при посетителях, то стоило только представить кухню этого варьете и повара... то становилось, мягко говоря, не приятно.
Мужчины неисправимы. Элизабет это очень хорошо знала. Пока они не прощупают почву, пока не найдут слабые места друг друга, не покажут сильные стороны, то не успокоятся. Поэтому она терпеливо молчала, давая им возможность познакомиться, обменяться любезностями и обсудить вино. А между тем к ним присоединился ещё один мужчина. Обаятельный, молодой, улыбчивый.
— О, Вы ограбили нашего официанта? Вы мне нравитесь, присоединяйтесь, — Джон Смит высказал все это с такой добродушной непосредственностью, что Лиз невольно заулыбалась и закрыла, наконец, опостылевшее меню.
— Рада знакомству, милсдарь Айвори, — девушка слегка склонила голову в приветствии, рассматривая симпатичного юношу. Он напомнил ей брата. Красивый, элегантный и грациозный. Только совсем не он. В глазах Джина светилось что-то другое... какие-то чувства, в которых Элизабет не могла разобраться. И что всех этих вампиров сюда привело? Тоже случай? Или они пришли сюда за удовольствиями? А у них намечалась веселенькая компания. Только она была тут совершенно лишней. Три взрослых мужчины, серьезно-шутливые разговоры, и как там было написано? «Самые горячие цыпочки». А ведь скоро эти цыпочки захотят общения, и Лиз была не уверена, что захочет на это смотреть. Особенно если они хоть пальцем тронут её или де Вирра.
— Итак, за встречу!
— ...за встречу, — отозвалась она, поднимая хрустальный бокал на тоненькой ножке. Ей нравился переливчатый звон соприкасающихся бокалов. Их пение могло разогнать самое плохое настроение. Лиз поймала взгляд Эдгара и улыбнулась, делая маленький глоток и отставляя бокал. Они теперь уже точно никуда не уйдут. Настало время осмотреть посетителей и место, куда они невольно попали сегодняшней ночью. Ведь помимо безвкусных фресок тут было на что посмотреть. Вон красивый вампир, с длинными волосами и лукавыми глазами, не сводящий взгляда с дамы, которой Джон Смит только что передал бутылку шампанского. Вон дяденька с сальным взглядом, который так смотрит на женщин, будто сейчас всех съест. А вон вампир, который посылал ей цветы в отеле «У Эффенбаха». Элизабет поспешно отвернулась, чтобы этот навязчивый кавалер её не заметил. А там юная девушка, такая испуганная, нервная и совсем одна. Какая-то хохочущая матросня в тельняшках. Юноша в невообразимом попугайском наряде. Полуголая женщина у кого-то на коленях... Шум и гвалт наполняющегося публикой помещения.
— Кто-нибудь бывал здесь раньше? Представление обещает быть интересным? — поинтересовалась она у своих спутников.

Отредактировано Элизабет Бэтори (16.11.2011 13:23)

+5

118

Его появления было неожиданным, но господа явно не растерялись. Джин был рад, что не сильно помешал этой компании, судя по тому, как поспешно с ним заговорили, прерывая прошлый диалог.
— О, Вы ограбили нашего официанта? — сказал на вид молодой человек, хотя в мире вампиров вид часто бывает обманчивым, и у Джина почему-то не оставалось сомнений, что оба джентльмена были старше его раза в два так точно. Джон Смит, как позже выяснилось его имя, тем временем продолжил.
— Вы мне нравитесь, присоединяйтесь, — что тут сказать? Очень прямо и открыто. «Ему, должно быть, достаточно легко заводить новые знакомства», подумал Джин и заглянул Джону в глаза, те никогда не врут. И он увидел, что ревенант говорит именно то, что думает. И этому Джин тоже был рад.
Почему юный вампир решил, что поприветствовавший его — ревенант? Все очень просто. Тень от руки Смита темной прямой пересекала желтоватую, возможно некогда белую, но застиранную, скатерть, в то время как оставшиеся двое за столом в тенях давали лишь причудливые очертания их одежд.
Разговоры в зале становились все громче по мере того, как время двигалось к ночи и матросы успевали выпить доброе количество какой-нибудь дешевой горелки в ожидании представления, которое, кстати, должно было начаться уже вот-вот. Из-за шума Айвори пришлось напрячь слух, чтобы точно услышать имена двух вампиров: Элизабет Бэтори, прекрасная вампиресса, «породистая», как говорят о таких, и господин де Вирр, сдержанный спутник рыжеволосой дамы.
— Рада знакомству, милсдарь Айвори, — пропела дева, голос ее был очень приятен слуху.
— Я тоже очень рад, мазель Бэтори, — Джин в приветствие поцеловал ее руку, а потом опустился на свободный стул. В тот же момент в Джоне произошла какая-то перемена, хоть и совсем незаметная. Айвори не был эмпатом, от слова, совсем. Видимо природа, дав ему очень сильные врожденные способности к ментализу, решила, что ему этого хватит, а потому остальные виды телепатии, сколько бы юноша не старался, были ему закрыты. Но не нужно было быть эмпатом, чтобы увидеть, как собеседник забеспокоился и начал скользить своим проницательным взглядом по залу. Потом, с другой стороны от себя, новоприбывший также почувствовал какое-то движение — Эдгар де Вирр смотрел в ту же сторону, куда и Смит, и лицо его при этом выражало озабоченность.
«Что же здесь происходит?», поведение собеседников заставляло беспокоиться и Джина. Особенно, если учесть, что он сидел спиной к тому, на что обратили внимание джентльмены. А он не любил не знать, что происходит сзади, ой как не любил, но правила приличия не позволяли ему обернуться и беспардонно уставится на что-то, ведь в случае, если это был человек, его махинации были бы сочтены за грубость. Потому сумятица в душе после смерти друга выплеснулась и во внешнем проявлении — складке между нахмуренных бровей.
Джон что-то прошептал. Но что? Шум в заведении достиг предельной точке, а свет стремительно гас, поэтому ни возможности услышать, ни прочитать по губам сказанное не было. Но буквально через мгновение ситуация более-менее прояснилась: мистер Смит отослал через официанта шампанское за какой-то столик. Что ж, видимо внимание двух мужчин привлекла какая-то знакомая им дама. Но почему же тогда Смит шлет ей напиток, а сам отворачивается обратно к своему столу, будто ни в чем не бывало, а де Вирр хмурится? Вопросы — вопросы. И так мало ответов. Была ли надежда, что все еще прояснится, ведь до утра далеко? Будет думать, что да...
— Прошу прощения, я немного отвлекся.... Итак, за встречу! — Джон снова был бодр и непринужден, его голос отвлек от мыслей и самого Айвори, который и не заметил, как в них погрузился.
Тихий звон от соприкосновений бокалов, и Джин, одновременно с мазель Бэтори, повторяет тост. Вампир отпил немного от своего бокала и отставил его в сторону — сегодня была не та ночь, чтобы напиваться, не то место.
— Кто-нибудь бывал здесь раньше? Представление обещает быть интересным? — поинтересовалась юная леди. О, как неприлично. За столом три кавалера, и ни один не развлекает даму. Нужно было это срочно исправлять... А есть ли лучший способ развлечь человека, как не удовлетворить его интерес? И, хотя Айвори было даже как-то стыдно признаваться в своих «бравых» похождениях, он ответил (однако очень лаконично):
— Доводилось, — только сорвались с губ звуки, как громкие голоса в зале затихли до состояния легкого фонового гудения, — а на вторую часть своего вопроса вы узнаете ответ прямо сейчас... — докончил свою маленькую речь вампир шепотом, невольно поддавшись «стадному» чувству окружающих.
Заиграла музыка. Оглушительная, захватывающая, задорная. К ее звукам добавился топот многих каблучков, и на сцену выбежали танцовщицы в сетчатых чулках и пышных, ярких нарядах. Зрелище воистину притягивало взгляд и волновало толпу, которая, по мере того, как буквально магическим образом на дамах оставалось все меньше одежды, становилась похожа на неуправляемую волну, на похотливый ураган. А девушки все отплясывали на сцене, высоко задирая свои стройные (и не очень) ноги, изгибая плотно затянутые в корсеты станы.
«Вот вам и представление», с момента последнего посещения наследником своего рода этого места репертуарчик танцев немного изменился, но лица танцовщиц оставались все те же, разве что уже бывалые дамы не отличались особой красотой в силу своего образа жизни.

+2

119

Джин был увлечен беседой с Элизабет, которая уже не была так напряжена и даже пыталась улыбаться. На сцене мельтешили полуобнаженные девицы, музыка была достаточно громкой, но не настолько, чтобы мешать разговору. Де Вирр отставил бокал и задумчиво взглянул на Джона Смита.
— На днях в казино «Гнездо Дьявола» произошел вопиющий случай. Двойное самоубийство. Печальная история. — Де Вирр откинулся назад, не сводя, однако внимательного взгляда с собеседника. — Они были молоды, красивы, и по свидетельству окружающих, не имели никакой веской причины для суицида. Погибших, кажется, ничто не связывало. Разве что место и время гибели, и предсмертные слова, произнесенные мужчиной и написанные женщиной. Вот только одна неувязка. Записка, что была найдена подле тела погибшей девушки, была написана чужой рукой. Почерк в ней очень напоминал тот, которым было написано письмо с приглашением, полученное мной и еще несколькими людьми накануне и подписанное некой Марией Эстес. Де Вирр подался вперед.
— Как зовут женщину, которой вы отправили шампанское, господин Смит?

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (16.11.2011 13:35)

+4

120

Игристая жидкость ударилась о стенки бокала, наполняя его. Брызги взметнулись вверх, отчего губы Вивьен изогнулись в полуулыбке. Камиль... Это было так давно, но будет жить в памяти вечно... Отчего тогда он не остался с ней, не поддался? Они стали бы отличными партнерами, ведь связывала бы их не только работа... В отличии от отношений с Лисом. Тот просто ни в какую не поддавался ее чарам. Вот и сейчас, сидит за соседним столиком, и никакого внимания не обращает на напарницу, а смотрит лишь на этих размалеванных женщин, что машут ногами на сцене. Честолюбие девушки было задето, сложно с этим поспорить... То ли дело Камиль... Как жаль что это все в прошлом. Их дороги, разошлись... Вернее, она продолжила следовать по заданному курсу, а он проложил себе новую тропинку, резко уходящую от основной дороги.
— На днях в казино «Гнездо Дьявола» произошел вопиющий случай. Двойное самоубийство. Печальная история. — Забыв о шампанском в бокале, о Лисиле, обо все на свете, девушка вся подобралась, превратившись в слух. Однако, внешне она выглядела словно сама безмятежность, ни жестом, ни взглядом не выдавая внутреннего напряжения. Сердце билось ровно, дыхание было спокойно... А в груди горел огненный шар, прожигая внутренности насквозь. — ...Записка... Что была найдена подле тела погибшей девушки, была написана чужой рукой... Почерк в ней очень напоминал тот, которым было написано письмо с приглашением, полученное мной и еще несколькими людьми накануне и подписанное некой Марией Эстес... — «Марией Эстес! Нужно же было так сглупить! Но кто знал, кто мог знать?...» Вивьен всегда подписывала послания последним именем, никогда не упоминая фамилии. Мало ли в мире девушек с имененм Мария? Даже Ви не знала этого, однако, надежда на счастливый исход была столь крошечной, что полагаться на нее было сущим самоубийством. Девушка покосилась на Лисила, изо всех сил подавая ему ментальный сигнал, чтобы он наконец отвлекся от представления, и судорожно размышляла. — Как зовут женщину, которой вы отправили шампанское, господин Смит? — слова прозвучали для Вивьен словно удары кладбищенского колокола. Что скажет на это Камиль? Медлить нельзя, ни в коем случае... Устремив прямой, совершенно бескомпромиссный взгляд на мужчину, она лучезарно улыбнулась, лукаво сверкнув глазами, и подняла бокал с шампанским, придерживая его за тонкую ножку, а после пригубила напиток. Вряд ли там был яд — Вивьен пила смело, не сводя с ЛаШанса упрямого взора. Однако, не все было так просто, как могло показаться — вампиресса отсылала мощный ментальный посыл в сторону бывшего любовника, с пожеланием окончить бренное существование, прежде, чем с губ сорвется хоть одно слово, прилагая к этому нечеловеческие усилия. Перед глазами заплясали разноцветные круги, реальность помутнела и поплыла... Она сделала еще один глоток и прикусила губу до крови, чтобы шампанское смешалось с кровью и этот вкус вернул ее к чему-то реальному, что не позволит ей так глупо лишиться чувств...

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Портовая гавань » Варьете «Зеленый домик»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно