Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Торговый район] Рыночная площадь


[Торговый район] Рыночная площадь

Сообщений 91 страница 115 из 115

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/25-Torgovyj-rajon/tr9.png

Такой толчеи, сутолоки и гомона, какие царят на рынке в Казенном квартале, нет даже в порту. Шумная пристань по сравнению с ним кажется тихим благолепным храмом. Жизнь на рынке бьет ключом, причем ключом этим является всеобщий торг, без остатка поглощающий жителей и гостей столицы графства. Продавцы вопят, рекламируя свой товар, покупатели, торгуясь, орут еще громче, затерявшиеся в толкотне дети воют и стенают. Мычат коровы, блеют овцы, кудахтают куры и гогочут гуси. Ремесленники яростно колотят молотками по каким-то железякам, а когда прерывают свое занятие, чтобы хлебнуть кружку пива, то начинают цветасто и громогласно ругаться. Во всем этом бедламе надрываются пищалки, латунные трубы и цимбалы — то дают концерты заезжие циркачи, музыканты и мануши.

Рыночная площадь огромна, но чтобы пробиться через спрессованную толпу к нужной лавке, придется здорово поработать локтями. Каких только диковинок здесь не увидишь! Создается впечатление, что здесь торгуют всем, чем только можно торговать, а также многим из того, чем торговать в принципе нельзя. Крестьяне на глазах у всех ловко и споро изготавливают изящные бурдюки из козьей шкуры. Ладненькие мещаночки в кружевных чепцах продают прелестных кукол. Угрюмый бородатый богатырь выставляет на продажу изделия из яшмы и малахита. В палате оружейника висят кинжалы, револьверы, сабли, шпаги и ручные арбалеты. Девушки плетут корзины из ивы, кондитеры жарят пончики и сладкие пирожки, мошенники продают эликсиры и афродизии. В самой середине, в самой гуще, на сооруженной из бочек и досок импровизированной трибуне надрывается бритый жрец-проповедник, призывая божьих чад к священной войне со светскими нечестивцами, ересью и запродавшими душу дьяволу колдунами. В двух шагах от него всего за четвертак предлагается хрустальный шар, поллитровка свиной крови, повышающий потенцию декокт и — в порядке совмещения — потрепанная проститутка в придачу.

Если приноровиться лавировать в этой крикливой и пестрой толпе, уворачиваться от тележек, повозок, свиней и кур, не забывая следить за карманами, то можно получить истинное удовольствие от разглядывания продаваемой мишуры, а то и приобрести действительно нужную вещь с приятной скидкой. Главное — не стесняться бодро и уверенно сбивать цены! Для местного продавца хороший торг дороже денег.
-----------------------------------------------------

Площадь находится в центре Казенного квартала, неподалеку от главпочтампта. Ее легко найти даже на слух — базарные крики слышны издалека. А впрочем, можно ориентироваться и на памятник вольному охотнику; эта угловатая глыба еще со времен ярла Чечевицы тут торчит, служит своей макушкой для путников... э-э... факелом, так скажем, путеводным. Двигаясь на юг от площади, выходишь к главным городским воротам.

+1

91

Большими глотками пиво проваливалось в живот, откуда, не заставляя себя ждать, вновь поднималось к голове в обличье приятного ощущения. Тело наполняла легкость, освежая после весьма сложной дороги. Новонареченный Зараза изрядно потрепал нервы и без того уставшему Кристоферу. Да и хозяин отменно потрудился, пиво удалось на славу, что только приободряло. Андерс, допив содержимое кружки, вытер подбородок от остатков хмельного рукавом. К этому времени Милош тоже успел разделаться с пенным. Парень проявлял завидную прыть.
— Может, там поищем? Что-то интересное, поди, происходит, а может наоборот вора поймали, подрался кто. Были б зацепки у нас какие, да жаль, нет ведь ничего. Все на судьбу уповать, да слова Агарюн.
Кристофер провел взглядом по собравшемуся люду. В голову снова полезли мысли. Он ведь до сих пор не имел понятия что и где ему искать? Что означали странные стихи? И почему вообще поиски они должны начинать в городе? Разум вора лихорадочно пытался уцепиться хоть за что-то. Было ясно как день, что стихи молодая цыганка не сочинила сама. Значит, получалось что духи указывали на некую песнь, или поэму. Решение приходило только одно. Придется искать автора этих строк. А после выпитого пива просиживать в какой-то библиотеке не хотелось в принципе.
— Нет, давай ка сначала позаботимся о ночлеге и хорошем ужине. Не знаю как тебя, Милош, а меня жутко утомило вяленое мясо. Вот жареного барашка, это было бы здорово. — Однако приятные мечты о сытном ужине в таверне прервал звонкий девичий голос.
— Молодые люди, не хотите ли примерить маску из моих красок? — она широко улыбнулась и повертела головой, демонстрируя свое мастерство росписи. — Всего пара гульденов и благосклонность духов будет на вашей стороне.
Вопрос, мягко выражаясь, ввел Андерса в ступор. А когда он представил себя с разукрашенным лицом, невольно улыбнулся.
— Милая леди, прошу меня простить, но не смотря на весь ваш талант, мое лицо не превратить в произведение искусства.
Кристофер внимательно рассмотрел девицу. «Стройненькая. Пожалуй даже не дурна лицом, тут уж сложно сказать. И зарабатывает чем может... Это да». Решение возникло спонтанно, скорее всего подгоняемое хмелем и солодом. Мысленно упрекая себя в странной сентиментальности, он достал кошель и отсчитал монеты.
— Простите, милая девушка, но я с товарищем очень занят. Так что, вот, — вор, ровной пирамидкой, поставил монеты на стол. — Будем считать что это за нас двоих, и по монете за каждого коня. Примите это, в честь праздника. Кстати, а не просветите ли какого? Мы приехали из далека.
Андерс вложил в свою улыбку всё добродушие, на которое только был способен.

+5

92

— Да, жареный барашек вполне так скрасит вечер, но и вяленое мясо тоже лучше, чем совсем ничего. А поспать можно в ближайшем стогу сена, хотя сомневаюсь, что в этом городишке можно найти даже небольшой клочок чистой травы.
Привык Милош довольствоваться малым, но подвернувшегося случая роскошно поужинать там, или же переночевать на чистых простынях тоже не упускал. Если деньжата собственные в кармане водились. Собственные понятие такое растяжимое, возможно они раньше принадлежали какому-нибудь добропорядочному гражданину, но стоило попасть в цепкие пальцы, как мигом обретали другого хозяина. Просто и легко для восприятия. Разве что сейчас легкости не ощущалось, и вроде и причин подходящих нет, а все равно что-то грызло изнутри. Возможно, это гордость была, возможно, какие-то черты характера взыграли, а все равно факт оставался фактом — мысль о том, что ни гроша в собственном кармане нет, невыносима. Так же как действительность. Хотя случалось и раньше подобное, тогда не дурак был поразвлечься за чужой счет. «Старею наверно. Легче надо к жизни относиться, легче.» Но взгляд все равно быстро метнулся по народу неподалеку, высматривая возможную добычу. А вместо добычи к ним девушка изукрашенная подошла. Милейшее создание предлагала изукраситься также, всего-то за пару гульденов. И духи тогда окажутся благосклонны, и все на свои места встанет, и заживется счастливо, беззаботно. Окинув очаровательную красавицу тоскливым взглядом, Милош покачал головой. Не верил он в подобные сказки, но сказать прямо, значит обидеть девушку, а в подобных ситуациях предпочитал промолчать. Они как весенние цветки — нежные и очень ранимые, если конечно не торгуют телом у обочины или еще где.
— Да, мою физиономию тоже в произведение какое не превратить.
Но денег бы давать не стал, наверняка и сама может неплохо подзаработать, раз такой талант есть. Вон как красиво себя разрисовала, линии четкие, узоры всякие на лице. Загляденье одно. Только на себе подобного загляденье не потерпел бы. Кристофер говорил красиво, витиевато — сразу видно, знал что сказать столь прелестным созданиям. Вмешиваться не стал, только улыбался легко, непринужденно, да то и дело взгляды в сторону толпы бросал. Какая разница, что за праздник? Видно великий, раз людей столько. И только начинается, основное действо наверняка с наступления сумерек будет. А вот какой-то явно богатый господин спиной развернулся, да увлеченно перебирает товар, выложенный на прилавке, и рядом с ним народ толпится. Ой как интересно...
— Я отойду на пару минут.
«А может и не пару. А может как получится... Да чтоб мне повезло!» Но тут на везение рассчитывать нельзя, только на случай и удачное стечение обстоятельств. Карманником, мягко говоря, преотвратным был. Вот лошадь утянуть по-тихому — то запросто. Темной ночью опустошить лавку — тоже бывало удачно. Да от жителей принять награду, когда какую страшную опасную зверюгу убивал, то вообще дело нехитрое. А срезать кошельки приходилось редко и с переменным успехом, который не от чего не зависел.
Незаметно вытащив кинжал и с деланно — безразличным видом сунувшись в толпу подле прилавка, Милош подобрался к намеченной жертве. Высокий господин в сюртуке все так же увлеченно изучал какие-то блестящие украшения, и кто знает, чем же безделушки так заинтересовали мужчину. Кошель непредусмотрительно на поясе болтался, подкрасться еще ближе, и даже почти прижаться к спине, ориентируясь на порядочное такое скопление народа и давку, тоже удалось. И кожаный ремешок легко срезался, после чего увесистая добыча моментально исчезла во внутреннем кармане. Вроде получилось, а может и нет. Уходить парень не спешил, только протиснулся вбок, делая вид что тоже внимательно изучает чего же там на прилавке такого интересного наложено. Да боком обратно двинулся. Народа много, как поймет, что кой чего лишился, так пусть на кого угодно думает.

+4

93

Начало игры
Квест «Голос старого театра».

После возвращения из Хурбастана Брэнд окунулся в бытовые хлопоты. В срочном порядке требовалось восстанавливать старые связи, приводить в надлежащий вид свой старый дом, искать слуг и полезные контакты, заводить дела с банками, пристраивая в них нажитое разнообразным трудом состояние (и по большей части уже потраченное). Не то чтобы голова шла кругом, но когда выдалась возможность, Винтер решил сменить обстановку, проветриться и немного передохнуть. Проплутав без какой-либо цели по городским улицам, он выбрался на рыночную площадь, суета которой сейчас даже не раздражала, как раньше. Вообще рыночная площадь была одним из самых нелюбимых мест Брэнда в Дракенфурте. Слишком шумно, слишком суетно, слишком хаотично. Самым удивительным казалось то, что весь этот механизм как-то работал. И вроде даже приносил выгоды предприимчивым личностям.
Впрочем, пока вампира интересовало, как изменился Дракенфурт за десятилетия его отсутствия, поэтому возвращенец не преминул посетить и столь беспокойное место. Да ещё и на своих двоих. Площадь его разочаровала.
Пока Брэнд направлялся к рынку, ощущения по поводу происходящего оформились во вполне определённые мысли: «Столько времени прошло. Чем же они занимались? Если задуматься, то всё как раньше. Или люди переняли от нас дурную привычку?»
Содержимое прилавков и собравшуюся публику вампир в расчет не принимал. Всё это было лишь пустой оболочкой. Оболочкой, за которой скрывалось всё то же, что и несколько десятилетий, а может быть и столетий назад.
«Но чего я хотел?» — промелькнула в голове новая мысль. «Есть вещи, которые никогда не меняются. Можно подумать, за сотню-другую лет глубинная суть вполне себе отлаженного механизма рыночных отношений вдруг возьмет да измениться»
Однако философские мысли Брэнда на нём самом никак не отразились. Во время своей прогулки вампир всё время сохранял праздный и легкомысленынй вид. Оказавшись на площади, он замедлил свой шаг и с лёгким интересом пробегался взглядом по содержимому лотков и прилавков, ничего при этом не покупая.

Отредактировано Брэнд Винтер (29.01.2013 04:51)

+4

94

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/5.png

Уличная художница заулыбалась смелее, ее даже позабавило, что человек сам того не заметил, как бросил вызов ее талантам и амбициям. Но, как бы ей не хотелось доказать мужчине обратное, а силком сделать это было невозможно.
— Может и так, но мне все равно хотелось бы попробовать. Но коли отказываетесь, не имею права навязываться... — стоит сказать, что последующие действия мужчины произвели на Амелию неизгладимые впечатления. Сейчас очень редко можно встретить хоть сколько-нибудь участливого человека, а уж щедрого на практически пустом месте — и подавно. Может, это он от простоты душевной, а может и от хмеля (вон какая кружка огромная в руке была!), но художнице больше всего хотелось верить в доброту. И причин отказывать себе в этой маленькой слабости она не видела, так что выбрала именно эту версию, так приятно поднимающую настроение. — Так ведь День Мертвых, милсдарь! Его Светлость граф Алукард давеча объявил об этом празднике на все графство. Говорят, что сегодня духи приходят с того света, чтобы обрести плоть и обнять своих близких, — последнее предложение она проговорила почти шепотом, для внушительности выразительно округлив глаза и активно жестикулируя руками. — Прав Его Светлость, у нас столько праздников, чтобы радовать живых, но ни одного, который бы позволил праздновать мертвым. Несправедливо это, — в глазах Амелии блеснул мягкий укор, но было видно, что девчушка всей душой одобряет красочное мероприятие. — Сегодня такая ярмарка на рыночной площади! Я давным-давно такого не видела! И вон как все празднично!..
Улыбнувшись, разукрашенная девушка поставила корзинку с красками и кистями на землю, а сама направилась к коновязи, у которой беспокойно переминался и мотал головой жеребец серебристо-буланой масти.
— Я не видела вашего приезда, но уверена, что именно этот конь привез Вас сюда, — наверняка щедрый господин ожидал, что животное не подпустит к себе незнакомку, а то и попытается толкнуть ее крупом или выкинуть какой фортель посерьезнее, но... Вместо этого зверь шумно всхрапнул, придирчиво обнюхал подошедшую к нему девушку, а после осторожно положил лобастую голову ей на плечо и блаженно прикрыл глаза. Внутри мазель Бероуби все сжалось от восторга и счастья — прикоснуться к родному существу это ли не счастье?.. Подушечки пальцев нежно, с большим наслаждением проходились по короткой, отливающей серебром, шерсти, по бархатному лбу, по рельефным мышцам. Обняв жеребца, девушка зарылась в его спутанную от скачки и встречного ветра гриву, с наслаждением вдохнула запах недавней свободы. Поглаживаниями она заставила зверя склонить голову ниже, чтобы можно было дотянуться до его уха, и начала что-то нежно нашептывать. Поначалу зверю явно это не нравилось (а может и нравилось, но смысл этих слов был ему неприятен?), он нервно переминался с ноги на ногу, но потом снова успокоился и прижался головой к художнице. Та, поцеловав бархатный нос, достала из закромов потертого платья кусочек сахара и скормила его жеребцу.
— Он больше не будет Вас сбрасывать. И дерзить тоже не будет, он обещал, — девушка с явным сожалением отошла от коня (тот, к слову, тоже был огорчен этим обстоятельством) и подняла свою корзинку. Должна же была она хоть как-то отблагодарить путника за его доброту?

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Кристофер Андерс, на будущее — конь действительно не будет больше показывать свой не сахарный характер)) У этой девушки есть секрет, который этому способствует и который все узнают позже. http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/57315-3.gif
Брэнд Винтер, думаю, что именно у Вас срезали кошель, почему бы не попытаться отыскать вора и вернуть украденное?) Может там было что-то более ценное для Вас, чем деньги? ;) Какой-нибудь дорогой сердцу талисман ^^

+8

95

Кристофер, не снимая улыбки, слушал рассказ художницы. Правда улыбка его не была показной, наклеенной. Такие люди как эта славная девушка всегда ему нравились. С ними было легко и просто говорить, не стоило взвешивать каждое слово, искать подвоха в ответе. Потому что могли они смотреть на мир просто, быть может даже другими глазами. Они могли чувствовать по настоящему, могли любить по настоящему. Наверное в чем-то Кристофер им и завидовал. Свобода мысли таких людей была в сотни раз краше его, телесной свободы.
— Сегодня такая ярмарка на рыночной площади! Я давным-давно такого не видела! И вон как все празднично!..
«Праздник мертвых... Призраки прошлого... Сговорились все разом или мне правда пора завязывать?!» Взгляд скользнул по корзинке с рабочим инструментом художницы. Ему вспомнился один его давнишний знакомец. Он тоже был художником, жил в грязном чулане на чердаке, где Кристофер благополучно снимал угол. Художник тоже работал ночами, в чем вор оказался выгодным ему соседом, просто потому что не мешался под руками. В свободное время они говорили, много и обо всем. Сложно зарабатывать на хлеб искусством кисти, если не работаешь на богатых господ. Так, одним утром, Андерс обнаружил своего соседа весящим в петле. Тогда он забрал и небольшие сбережения художника, и свое добро.
— Это самое малое, чем мог бы помочь. — Как то сдавленно произнес Кристофер, ошметки совести иногда пролазили наружу.
Андерс сделал хозяину лавки знак рукой, повторить. Паршивое чувство срочно захотелось задавить. Он смаковал каждый глоток, наблюдая за веселой собеседницей. Та, в свою очередь, окончательно осмелела и направилась прямо к лошадям, к Заразе. Вор поперхнулся пивом, попытавшись остановить ее, но...
— Ах ты морда хитрая, дамский ты угодник, — Кристофер ошарашено наблюдал, как зверюга, что чуть его не свела в могилу, спокойно отдался в девичьи объятия. Конь разрешал себя гладить, тыкался мордой, как ребенок к родной матери. — Юнная леди, еще немного и я начну вас ревновать к своему коняге, на чье общество вы променяли общение со мной.
— Он больше не будет Вас сбрасывать. И дерзить тоже не будет, он обещал.
— Чтож, премного благодарен вам, милая собеседница. — Кристофер изобразил глубокий поклон, отчего немного разлил пиво.
Однако, о делах забывать не следовало, сколь бы не было приятно общение с юной особой. Андерс поспешил оглядеться, уж больно давно не было слышно Милоша. Глаза быстро нашли в толпе знакомую куртку.
— И чего ты там потерял? — почти неслышно прошептал вор.

+5

96

А толпа галдела, словно прожорливые чайки вились над морскими волнами, выхватывая из воды зазевавшихся рыбин. Вот так же и люди, только роль рыбешек играли различные товары, да просто интересные зрелища и то заставляли проснуться сознанию, принося радость, улыбки на лица. Праздник как-никак, дивный праздник. И Милош готов был восхвалять его еще пару недель уж точно, до тех пор, пока денежки в туго набитом кошеле не закончатся. Вот так вот каждый вечер в таверне пропускать по кружечке-другой доброго вина и все вспоминать праздник, благодаря которому разбогател. Хотя, вдруг там медяков щедрой рукой насыпано, или еще чего вместо золотых монет валяется? Но нет, господин по виду знатным слишком казался, такой и медяков не насыпет, и всякой ерунды точно наложить не должен. И вообще чего загадывать? Тратить добычу пора, все равно никто не спохватился, да и отошел порядочно, поди, и не признают уже. Первым делом рубаху новую купить, потом яблок несколько больших, потом еще чего-нибудь вкусного, а может и красивого. Какую-нибудь цепочку на шею блестящую и медальон как у богатеев. В таборе долго смеяться будут, или же коготь оборотня какого зацепится и все, задушит исчадие тьмы проклятое. Нет, цепочки это не дело.
Вот так вот в мыслях о дальнейшей судьбе содержимого кошеля, Милош подошел к лавке, торгующей всякой одежкой добротной, качественной по виду. Остановился, махнул рукой в сторону Кристофера с дамой и, улыбнувшись, вновь развернулся к прилавку. Да сбережения, нажитые непосильным трудом, с деловым видом вытащил.
— А мне, пожалуйста, любезнейшей, рубаху на рост и ширину подходящую. И крепкая чтоб была, да из ткани хорошей.
Высокий дородный продавец усмехнулся, демонстрируя ровные белые зубы и пройдясь беглым взглядом по парню, быстро вытащил из вороха товара, разложенного на виду, серую рубашку.
— Вот, самое оно тебе будет. По плечам только примерь, вдруг не сойдется.
Ничего такая рубаха, плотная, карманы даже пришиты, швы ровные все, прямые, на долгое время уж точно хватит. Скинув куртку и подхватив понравившуюся вещицу, Милош примерил, тщательно застегнул пуговицы, поправил воротник, и широко улыбнувшись отражению в небольшом зеркале, достал из кошеля несколько монет.
— Благодарю почетнейший, как раз по мне.
В плечах не жмет, нигде не давит, вот что значит у мужика глаз наметанный. Накинув на плечи обратно куртку, он зашагал в сторону коновязи и пивного прилавка. В кошелек заглядывать лишний раз не стал, не смотря на то, что дико чесалось пересчитать все деньги. Потом как-нибудь, в более уединенной обстановке. «О, яблочки... Красные какие!» И мимо лотка с яблоками пройти не мог никак. Притормозив, придирчивым взором рассматривая фрукты, парень снова потянулся за богатством.

Отредактировано Милош Рейно (04.02.2013 01:46)

+4

97

В какой-то момент размышления Брэнда перекинулись на Хурбастан и свои хурбастанские похождения. Вот только подумал вампир не о каких-нибудь там древних тайнах-загадках, а о вещах самых меркантильных — драгоценностях.
«Интересно, что сейчас в ходу?» — подумал он, и остановился около одного из прилавков, дабы оценить последние новинки ювелирного рынка. В какой-то момент Брэнду даже некая побрякушка приглянулась. Сойдёт кому-нибудь подарить. Деньги Винтер тратил легко и у него они обычно надолго не задерживались. Сейчас же Брэнд и вовсе поднялся мимолетному порыву, своеобразному вдохновению. Но странное дело — обычно его деньги не имели привычку пропадать до того, как будут потрачены. Кошелёк на привычном месте отсутствовал. Оценивая драгоценности, Брэнд на несколько мгновений задумался и этих нескольких мгновений вору вполне хватило. И надо сказать, вполне себе умелому вору, вызвавшему своими способностями невольное восхищение. Пальцы тут же нащупали ремень, аккуратно обрезанный, и в голове пронеслось многозначительное: «Тааак». С чем сие загадочное слово было связано, Брэнд не мог решить для себя и сам, но уже отправился на поиски любителя поживиться за чужой счёт. Его предыдущие авантюры воспитали некоторое чувство здоровой паранойи, а потому прибывая в таких местах, как этот рынок, Брэнд старался держать руку на кошельке или хотя бы внимательно следить за ближайшим окружением, если по какой-либо причине убирал руку. А тут как раз у прилавка крутился какой-то цыган, которому драгоценности были явно не по карману. Просто решил отдать должное мастерству ювелиров? Или заглянул просто по облизываться? И при этом чувствовал себя достаточно уверенно, раз считал, что его манёвр останется без внимания. Учитывая пропажу кошелька, Брэнду не составило особого труда определить виновника происшествия, но затевать конфликт сразу он не стал. Он умел ценить мастерство, даже если оно выражалось в такой вещи, как воровство. Раз кошелек по недосмотру Винтера достался другому, то что же — сам дурак. Сделано чисто, тихо — такой подход Брэнд, не чуждый авантюрного духа, любил. Проблема в том, что в кошельке была одна вещь, необходимая Винтеру больше, чем какие-то там деньги. Не так давно один знакомый передал ему амулет, служивший опознавательным символом для другого человека и людей, ему подобных для доступа в некий закрытый клуб. Амулет требовалось вернуть. Ни к чему какому-то там вору привлекать к себе постороннее внимание ЭТИХ личностей.
В общем, Брэнд решил какое-то время понаблюдать за шустрым типом и даже позволил потратить содержимое кошелька, стойко перенеся душераздирающее зрелище. А решив, что пора дать о себе знать, без труда нагнал парня, поравнявшись с ним рядом с очередным прилавком.
— Недурную курточку вы себе приобрели, милсдарь. Похвальное искусство, — произнес он, повернувшись к Миклошу и подмигнув. Голос же Брэнда сейчас был абсолютно спокойным и не выражавшим агрессивности или нервозности. Разве что в словах зазвенели едва уловимые стальные нотки. Впрочем внутренне вампир был готов к любым фокусам со стороны вора, хотя надеялся, что их не последует. Он рассчитывал обойтись обычным разговором.

Отредактировано Брэнд Винтер (07.02.2013 17:26)

+4

98

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/5.png

— И чего ты там потерял? — почти неслышно прошептал незнакомец в льняной рубашке и потертом камзоле.
Проследив за его взглядом, Амелия увидела приближающихся к ним двух мужчин. Один был в тёмно-бордовом костюме, при цилиндре, а в руке он держал трость. Второй был чуть пониже ростом в черных штанах и серой рубахе, поверх которой была одета тёмно-коричневая куртка.
— О, кажется, это ваши друзья? — художница обратилась к собеседнику, стоящему напротив.
Когда мужчины приблизились к прилавку с фруктами, она смогла разглядеть их получше. Один, что повыше натянуто улыбался и что-то говорил своему спутнику, а второй, кажется цыган, с восторженным блеском в глазах высматривал наиболее свежее и наливное яблочко, для себя любимого, разумеется.
— Ну что же вы, милсдарь? — девушка легонько коснулась плеча путника, слегка проведя ногтями по рубашке, ощутив при этом скрытую силу мужчины. Любопытство было свойственно мазель Бероуби и потому она посмотрела в глаза незнакомцу. Достав небольшой платок из корзинки, она вытерла рукав мужчины, на котором все ещё находилась пена от пролитого пива.
— Думаю, так будет лучше — заботливо сказала он путнику.
— А знаете что, — девушка лукаво улыбнулась, — кажется, я знаю, чем могу помочь вам, благородный господин. Вы ведь не зря пришли на этот праздник, верно? Но прежде чем я сообщу вам то, что, может быть, ваша душа хочет услышать больше всего, я предпочла дождаться ваших спутников, так как для них у меня тоже есть сюрприз! Ах да, прошу простить мне мою неучтивость. Меня зовут Амелия, — взгляд девушки скользнул по воротнику рубашки мужчины, — Позвольте узнать, что означает ваша татуировка на шее?

+5

99

Андерс прожигал взглядом Милоша, пытаясь понять что вообще происходит. Тип в красном совершенно не вызывал доверия. Не просто так все. От напряжения какой-то мускул на шее часто задергался. Все его воровское чутье просто орало: «Что то пошло не так!»
— О, кажется, это ваши друзья? — беззаботно произнесла девушка.
«Ага, друзья, с начальной школы не разлей вода.» — язвительно подумал вор, продолжая попытки понять что к чему, — «У цыгана таких друзей быть не может, ясно, как пить дать. Да и улыбается этот красный перец через силу. Местные? Нет, щипачи бы по другому поступили, а их верховодцы вообще бы так не выряжались. Тем более стоит учесть, что на улицах почти нет вампиров, а этот явно из них. Ростовщик, шулер, которому Милош задолжал, причем не мало и давно? Вполне возможно...». Решение никак не шло в голову. Хотя, Андерс вдруг ярко представил, как он тихонько подошел бы сзади, приставил нож к самому дорогому органу на теле мужчины, начав с фразы: «Одно неловкое движение и твои бубенчики прозвенят последний раз, только вот по разным штанинам...» — хорошенько бы вызнал что к чему. Вариант конечно весьма агрессивный, но очень эффективный.
— Ну что же вы, милсдарь? — художница заботливо принялась оттирать платочком залитый пивом рукав, оторвав Кристофера от раздумий. Конечно, такая забота всегда приятна. Девушка, сама по себе, была прекрасна своей простотой. Да и он сам, не так стар, как выглядел, и вполне мог легко обзавестись теплым вниманием прекрасных дам. Быть может, потом Андерс предложил бы ей приятную вечернюю прогулку, или проводить до дома. И кто знает, чем бы все обернулось, но увы, не в данных обстоятельствах.
— Думаю, так будет лучше.
Андерс слегка улыбнулся в ответ и сделал смелый глоток из кружки. Милош, и странный сопровождающий, постепенно приближался.
— А знаете что, кажется, я знаю, чем могу помочь вам, благородный господин. — многообещающее начало, мысленно отметил про себя вор, — Вы ведь не зря пришли на этот праздник, верно? Но прежде чем я сообщу вам то, что, может быть, ваша душа хочет услышать больше всего, я предпочла дождаться ваших спутников, так как для них у меня тоже есть сюрприз! Ах да, прошу простить мне мою неучтивость. Меня зовут Амелия, — взгляд девушки скользнул по воротнику рубашки, — Позвольте узнать, что означает ваша татуировка на шее?
Андерс кинул взгляд на хозяина пивных богатств, затем на незваного гостя и предпочел не выдавать своего имени.
— Мне очень приятно познакомиться, Амелия, — ему вдруг захотелось, в довесок к сказанным, теплым словам, в поклоне поцеловать изящную ручку собеседницы. — Меня же зовите Дарен Хоп. А это, — вор, немного задумавшись, потер шею, — означает лишь то, что я когда-то был моложе и, как все в юношеском возрасте, совершал ошибки.
Улыбка получилась слегка загадочной, от части от того, что из головы Андерса не выходил подозрительный спутник Милоша. Оставалось ждать, ведя приятную беседу с не менее приятной собеседницей, пока все не прояснится. А потом, да кто его знает. Кристоферу стоило лишь надеяться на мгновенную импровизацию.
«Ну давай, не тяни быка за хвост, веди „красного перца“ сюда, там видно будет.» — мысленно обратился он к Милошу, продолжая с довольным, бесзаботным выражением лица допивать пиво.

+7

100

— Да, ничего такая, мне нравится. — беззаботно улыбнувшись, Милош уставился на того самого господина, кошелек которого благополучно покоился во внутреннем кармане. — Чтоб выбрать хорошую вещицу тут да, искусство еще какое надобно.
Несколько крупных яблок тоже оттягивали карманы, но они так не жгли, как содержимое кошеля. Быстро думалось, да на лице мысли никак не отражались. И чего тут дергаться? Вон народа кругом тьма-тьмущая, на кого угодно подумать можно. Господин же не повернулся в нужный момент? Нет, не повернулся. Как известно — не пойман не вор. Вот и Милош с невозмутимым видом махнул рукой, и не торопясь отправился дальше, давая понять, что разговор на сим окончен и времени нет совершенно болтать о всяких пустяках. Тем более, наверняка Кристофер с дамой заждались, и Мирко скучает. Как еще не сорвал повод, да не отправился в самостоятельное путешествие, куда глаза глядят? Но жеребец стоял на том же месте, шкура лоснилась под лучами заходящего солнца и беспокойные переминания с ноги на ногу ничего не значили. «Застоялся малец... Но ничего, сейчас со всеми делами разберемся, за город выведу и пусть себе бегает сломя голову. К утру обратно вернусь. Ежили ворота здесь на ночь не запираются, а даже пусть запираются, все равно не помеха. Ночью можно найти лишь приключения на голову, а никак не пропавшую сестренку.» Отстраненные мысли не связывались с бегающим взглядом. То и дело парень косился вбок, пытаясь понять, а не идет ли следом тип в красном. Назад же оглядываться нисколько не желал, дабы не вызывать подозрений излишних. А он разве подозрителен? Да нисколько! Вон друзьям яблочки тащит, рубаху самую простую купил, и все. А кошель вон тот пьяница, привалившийся к стене стянул, больше некому. У того рожа прям заправская воровская.
Ноги, наконец, дотащили до пивного прилавка, улыбаясь, парень достал яблоки, протянул одно даме, другое Кристоферу с торжественным видом вручил, за третьим в карман полез и пару раз подкинул, хватая цепкими пальцами.
— Вот, держите вам по гостинцу. А нам, пожалуй, пора и в путь двинуться. Достопочтенная мазель, вы нам путь-то не покажите? — склонив голову, Милош окинул девушку веселым взглядом, — До таверны ближайшей первым делом, потом и ночлег найти надо, а то сами не местные, по делу важному прибыли. Все правильно, друг?
Подхватив Кристофера за руку, он подтолкнул парня в сторону лошадей. Пришло время исчезать со столь дивной площади и искать тихое место где-нибудь как можно подальше. Сомнения прокрадывались в душу, гнать бы их во тьму, а все равно проклятые всплывали на поверхность. Беспокойно как-то, но раньше беспокоиться надо было, сейчас чего? Дело сделано, ничего не изменишь, значит все как есть останется. Может и обойдется.

+4

101

Брэнд только собрался продолжить знакомство, когда цыган поспешил ретироваться. Мало того, выяснилось, что у него имелись приятели и теперь иметь дело придётся с целой компанией. И ещё не факт, что в округе не было других приятелей.
«Ну почему всё должно быть так сложно?» — мрачно подумал вампир, бросившись следом за воришкой. «Вот и церемонься с ними после этого»
— Куда же вы, милсдарь уважаемый, а у меня к вам дело есть! — крикнул Винтер вслед парню и принялся продвигаться через толпу следом.
Из-за заполнявших площадь обывателей пришлось малость отстать, но всё же Брэнд надеялся нагнать Мануша до того, как тот покинет рынок. Вариант с поднятием тревоги Брэнд не исключал, хотя надеялся обойтись без этого. Ну кому нужна лишняя шумиха? Он же не собирается требовать своё добро назад. Так, сущую мелочь. Жаль, что лишние крики об этом могли привлечь всеобщее внимание, а вор вполне разумно решил скрыться с глаз долой. Будь Винтер вором сам, он скрылся бы уже после срезания кошелька, да только подобного рода предприятия были для него слишком мелочными. Приближаясь к Манушу и его спутникам, Брэнд не преминул вторгнуться в мысли обоих, дабы избежать неприятных сюрпризов. При этом необходимость постоянного контроля за окружающей обстановкой заставляла ослабить эффект, но уж мысли людей-то Брэнд прочитать мог. Исключительно ради их блага. То есть всеобщего. В общем, блага.
«Старею. Думаю о каком-то там абстрактном всеобщем благе. Что за ересь?» — снова промелькнула в голове мысль, прежде чем разум занялся своеобразной процедурой взлома.

+2

102

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/5.png

Амелия светло улыбнулась приятному собеседнику. Видно было, что человек он простой и даже очень простой, но таким хотелось улыбаться, с такими хотелось говорить, таким хотелось помогать. Просто так, от чистого сердца, не ожидая ничего взамен. Точно так же, как поступил сам Дарен, отдав девушке деньги за работу, которую она не делала.
— Самое главное, чтобы ошибки юности как можно меньше накладывали отпечатки на настоящее и будущее. Но ведь это почти невозможно, верно?.. — задумчиво протянула девушка, глядя на приближающуюся парочку. Скольких сил стоило ей, чтобы не рассмеяться, кто бы знал! У приятеля Дарена разве что на лбу только не было написано: «Это не я! Это не я!». Странные эти люди... То ли себя уговаривает, то ли оправдывает, а может и то и другое.
Благодарно кивнув, Амелия приняла яблоко и принялась крутить сочный аппетитный плод в руках, начищая его практически до зеркального блеска. Во взгляде ее проступила какая-то тревожная рассеянность, словно она пыталась расслышать одной ей чудившийся шепот.
— Гостиницу? Нет, я не думаю, что вы ищете гостиницу, — рассеянно отмахнувшись от слов мужчины, она пристально разглядывала третьего участника действа. Остроконечные уши, правильные почти симметричные черты лица... Для художницы он был немного скучен (таких не интересно писать), для девушки — вполне себе привлекателен, а для... Ладно, не так уж и важно. — Я передумала, но только потому, что вы мне искренне нравитесь. Вот он знает, куда вам нужно идти, — твердо продекларировала Амелия, указывая перепачканном в краске пальчиком на вампира. — Те строчки, которые крутились у вас в голове, милсдарь Хоп, он знает их. А вы, благородный господин, правильно боитесь, только не с того боку беды ждете. Эта вещь скорее утратит все свои необыкновенные свойства, коих итак немного, чем канет в небытие. Мой вам совет... Найдите источник. И без этих двоих чужеземцев вам уж точно не справиться.
Покуда мужчины не спохватились, мазель Бероуби кротко улыбнулась, присела в коротком книксене и шагнула в шумный поток людей, что стекались на площадь в ожидании обещанного грандиозного фейерверка.

+5

103

— Моргот тебе в рот... — задумчиво протянул Кристофер, осознавая тот факт, что он, со всей своей хваленой смекалкой и наблюдательностью просто потерял девушку из виду. Она будто бы растворилась в одно мгновение, среди пестрой толпы веселых горожан. Он все отчетливее ощущал себя слепым котенком. За последнее время им только и делали, что верховодили, водили за руку как маленького, причем неизвестно куда и зачем. И чем дальше его вели, тем страннее были мысли. Например та, что скребла его голову изнутри.
«Кто была эта девушка?» — перемена в поведении и словах юной художницы, не могла не насторожить. Да и как вообще возможно, что из тысячи горожан, он столкнулся с очередной провидицей, которая твердо знала что ему, Андерсу, делать и с кем говорить. А может она была вовсе не человек, а дух, призрак. Ответ Агаюн, обретший временное подобие плоти и внешности. «Праздник мертвых... мать его» — вор задумчиво провел взглядом по площади, потом решительно тряхнул головой. Не стоило слишком углубляться в раздумия, когда есть проблемы насущные. А точнее две.
Первая, что необходимо было выяснить что набедокурил Милош, заслужив внимание франта в красном. И вторая, как именно может помочь этот вампир, и, что немаловажно, как его заставить это сделать. Решение второй проблемы было очевидно. Немного наглости, смелости и хороших манер.
— Так, — многозначительно начал Андерс, смотря прямо на незнакомца. — Не сказать что мы находимся в сложном, безвыходном положении. Ведь мы живем в столь просвещенную эпоху, где разумный диалог и дипломатический этикет может решить многое, если не все, ведь так? — не дожидаясь ответа вор продолжил. — Итак, предположим, вы заинтересованы в том чем мы располагаем. Но и у вас есть кое что, что могло бы облегчить наше взаимопонимание. А именно, небольшая информация, пару ответов на пустяковые, для такого знатного господина, вопросы, (произнося это Андерс чуть не скрипнул зубами). Так что вы ответите, сможете ли вы, вашими познаниями, сократить пропасть непонимания между нами, тем самым избежав в дальнейшем недопонимания и конфузов?
Кристофер выдал все почти одним махом, не затрудняясь подбором слов, они сами сплетались в нужный узор. Сейчас, в компании незнакомого вампира, вообще лучше было бы не думать.
Это была привычка доведенная до автоматизма. В прошлом ему приходилось работать с представителями кровопьющего народа. Толкать краденное, планировать выгодное дело. И знал он не по наслышке, что многие из них способны влезать в чужие головы, а иногда и овладевать чужим разумом. Вот и сейчас, изливая в уши незнакомца мед, он думал об одном — белоснежном, сладком кусочке изумительного десерта, именуемого зефиром...

+5

104

Только Брэнд решил вплотную заняться манушем, как события начали разворачиваться с прямо-таки подозрительной быстротой. В голове то и дело мелькали мысли о всяческих сговорах, но поскольку жизнь у вампира в последнее время складывалась не самая спокойная и без того, себя удалось быстро осадить. Скорее просто совпали обстоятельства. Как говорится, бывают же иногда такие дни... Из слов цыганки, оказавшейся подозрительно осведомлённой, для Винтера самым важным было одно — пахнет приключением. Хорошо хоть разрываться между двумя желаниями не пришлось. Странная девушка скрылась в толпе так же внезапно, как и поделилась своими знаниями. А такой подход говорил только об одном — всё происходящее является частью какой-то игры. Игры, в которую добавляли новые пешки. Быть шахматной фигурой Винтеру никогда не нравилось, но искушение любопытством было уж слишком велико.
Но как бы то ни было, а неожиданное известие и последующее исчезновение не менее неожиданной советчицы позволили заняться делами более насущными. Поравнявшись с цыганом, вампир слегка наклонил голову и произнёс:
— Я знаю, что вы украли у меня кошелёк. Но поскольку я ценю проявления таланта, то не стал сходу звать стражу. Как-то не хочется поднимать шум и портить всем отдых. Надеюсь, вы это оцените в свою очередь. Отдайте только одну вещь, а стальное можете оставить себе. Заслужили. В кошельке есть некий амулет. Мне он и нужен.
Свои слова Брэнд усилил лёгким ментальным прикосновением, вызывающим доверие, но и только, таким образом оставляя собеседнику возможности выбора. Просто помощь в принятии правильного решения. Кому нужно лишнее беспокойство в такой день?
Тем временем на сцене появился ещё один участник, по всей видимости, приятель вора. Поскольку цыган внял совету и отдал талисман, торг нового знакомца казался несколько запоздалым. Но каким образом это было подано! Такое умение просто заслуживало некоторой награды.
Винтер спрятал талисман в карман, оставив там руку на всякий случай, расплылся в улыбке и поинтересовался:
— О, мы с вашим другом уже решили одну маленькую проблему, но я вполне могу потратить некоторое время. Что же вы хотели узнать?

+3

105

— О, мы с вашим другом уже решили одну маленькую проблему, но я вполне могу потратить некоторое время. Что же вы хотели узнать?
Мысль Кристофера уцепилась за последние слова. «Что же я хотел узнать. Старые сказки про Гулга и Авося правда, или мы действительно родились из цвета первозданного Розы?». Саркастическая, даже язвительная мысль начала отвлекать от нужного сосредоточения, образ «зефира» в воображении таял быстрее секунд. Но, на помощь поспешил желудок, урчанием напомнивший о своем великом желании, поесть нормальной еды. Воображение быстро нарисовало котел...
Ух, что за варево там было! Для начала на дно были брошены, отчищенные от кожецы, кусочки томата и немного воды. А вот когда весь сок выступил наружу пришла очередь лука и моркови. Несколько кусочков чеснока. Потом телятина, парная, свежее которой только утренняя роса. Драгоценные соль и перец. А как дошло мясо, незримый повар посыпал все сверху гречей и оставил томиться. Последний штрих процесса был пучек мелко нарезанной зелени. Сие произведение искусства источало поистине искушающие ароматы. И, быть может, даже самые древние боги, в которых верили очень давно, сглотнули слюну, не в силах прикоснуться к дивному образу.
Лишь представив во всех красках цвета и вкуса этот образ, Кристофер продолжил разговор.
— Я сомневаюсь, что вы ставите под сомнение мою наблюдательность. Скажу иначе, вы сами ведь понимаете разницу между нашим положением в обществе. Разве согласились бы вы, подойдя я к вам, просто, как человек со стороны, продолжить разговор. Вот мне и пришлось прибегнуть к скрытым, подлым, и, без сомнения, грязным методам. Вот мне и пришлось разыграть небольшой спектакль, со многими действующими лицами, дабы привлечь ваше внимание. Теперь поспешу предупредить, украсть легко, а я могу намного большее. Но это скорее совет, не в коем случае не угроза.
Блеф, иногда, спасает. Андерс отчетливо понимал, неверное слово, движение, и он будет повязан за минуту доблестными стражами порядка. Они получат медали на грудь а он место жительства в подвале, потом в каземате, за буйное поведение, и последнее пристанище на виселице. Такое будущее совсем не манило. Надел маску-играй до конца.
— Вернемся к сути нашего разговора. — Андерс многозначительно потер подбородок, как бы взвешивая дальнейшие слова. — Не будем вникать в причину и суть. Их, по обстоятельствам выше меня, я изложить не могу, но, мне очень важно узнать автора поэтического произведения, либо же песни, и все что связанно с ним. Уверен, быстрая встреча с вашей пропажей предаст вам некоторую гарантию и спокойствие. Поймите меня правильно, я не уличная босоногая голотьба, хоть и с виду похож, Я не хочу вас ограбить, но более простого способа завести с вами диалог я не увидел.
Вор, оценивая состояние собеседника, чье имя ему даже не хотелось узнавать, старался изобразить дружелюбие и саму учтивость.
— Итак, вот сии строки, поправьте меня, если я ошибусь:
Прислушайся, как дружественно струны
Вступают в строй и голос подают, —
Как будто мать, отец и отрок юный
В счастливом единении поют.
Нам говорит согласье струн в концерте,
Что одинокий путь подобен смерти.
В сказанное вор вложил весь артистизм, чувство прекрасного, на которое он только был способен, хоть и далось это нелегко.
— Уверен, эти строки вам знакомы?! — Андерсь слегка приподнял бровь, как это делал его школьный учитель, задавая каверзный вопрос о домашнем задании.

Отредактировано Кристофер Андерс (20.03.2013 17:38)

+4

106

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/2.png
Босые ноги Каиссы впитывали тепло каменной брусчатки, успевшей нагреться на весеннем солнышке. Ее цветная шаль сползла на плечи, тяжелые косы больно, как плети, били по спине, длинная юбка старшей сестры непривычно путалась меж ног. И где эти несносные мальчишки? Каисса остановилась и огляделась по сторонам. Вокруг гудела толпа празднично одетых горожан. Синий, зеленый, красный, парча, шелк, батист... Это цветастое море волновалось, расходилось, пропуская вперед чинно идущих господ, или наоборот, смыкалось, проглатывая шустрых уличных ребятишек. Взгляд девчушки искал босоногих товарищей, в одежде с чужого плеча и хитрыми, живыми глазами. Нет нигде. Кто-то больно толкнул Каиссу в плечо. Да, глупо стоять столбом посреди битком забитой площади. Девочка юркнула за мужчиной, что неосторожно ее задел. Передвигаться так было проще — за шедшим впереди оставался след, люди не успевали смыкать свои ряды. Каисса оказалась на обочине и снова огляделась. Друзей и след простыл — одни незнакомые лица вокруг. Девочка расстроилась. Конечно же, дорогу домой она и без них найдет, но вот провести праздничный день в одиночку совсем не весело.
— «Может, стоит поискать их возле танцующих медведей? — рассуждала Каисса. — Очень уж всем понравилось, как тот мишка кланялся. Или возле памятника? Говорили, что оттуда лучше всего глядеть на фейерверк»
Каисса стояла в нерешительности, теребя кисти своей шали. Былое веселье, что плескалось в ее глазах, сходило на нет. Еще бы — отстать от своих друзей, когда те затевают самые веселые забавы.
— Ух... — девчушка в сердцах топнула ножкой, — как вас тут много!
Каисса медленно шла вдоль плотной стены людей, выискивая щель, чтобы протиснуться в это людское море. Вдруг ее чуткий слух выловил в шуме праздника:
— ... В счастливом единении поют.
Нам говорит согласье струн в концерте,
Что одинокий путь подобен смерти.
Каисса расплылась в счастливой улыбке и бросилась на звук голоса.
— Андрэ... — выдохнула девчушка, останавливаясь у пивного прилавка и натыкаясь взглядом на совершенно незнакомого мужчину.
Улыбка ее сникла, Каисса, надеясь на то, что незнакомец так увлечен беседой, что не заметит ее глупой выходки, запахнула плотнее шаль и попятилась к улице.

+4

107

Сказать, что в сложившейся ситуации не оказалось даже самой частички пользы, было так же грешно, как пробраться в келью к монашке. Мало того что Милош, сам, быть может, того не желая, набедокурил сверх всякой меры, так он еще предпочёл скрыться в толпе, оставив Андерса наедине с хозяином пропажи. Хотя, конечно, вора это не удивило. Карманники всегда были особой кастой уличного дна. Здесь нужен был талант, врожденная ловкость пальцев и не дюжая смелость. А цыган, хоть конечно и был смелым парнем, подошел не профессионально, не присмотрелся к жертве, без страховки. Кристофер мысленно пообещал себе при следующей встрече всыпать ему хорошей трёпки, если, конечно, его бедовая голова не сгубит опрометчивого цыгана.
Второй участник происшествия тоже не порадовал. Хотя, вопрос этот был спорный. Ведь после непродолжительного разговора богатей не позвал законников, по крайней мере пока. Это давало время простыть следам Андерса, что было очень кстати, слишком уж он задержался у «Королевства хмеля и солода». Пусть он не получил ответа, сноб в красном просто развел руками, но зато остался свободным. Ничего, найдется более осведомленный человек.
— Андрэ... — ах да, девчушка которую он заметил краем глаза. Та подходила, нет, просто летела, будто увидела знакомое лицо. Кристофер спешно окинул ее взглядом. Нет, определенно он ее не знал. И что это за имя, Андре? Вор определенно так никогда себя не называл. Уж больно имя это ассоциировалось в его голове с бледным кучерявым романтиком, что гуляет вечерами по пустым улицам сочиняя строки любовной оды. Сложно было сказать, откуда такие образы взялись в голове. Быть может одна из книг, которые так любила читать матушка, рассказывала о подобном персонаже.
— Нет, юная мазель, вы ошиблись. Я ношу другое имя. — хотя можно было и не говорить, девчушка сама поняла что ошиблась, она выдавала это всем своим видом. Хотя Кристофер все же улыбнулся, но улыбка получилась отвлеченной и усталой.Пусть ищет своего Андре дальше, боги ей в помощь, а ему пора было собираться в дальнейший путь. Андерс поправил седельную сумку, проверил сбрую, слегка поправил край попоны провожая взглядом спину уходящего по площади богатея в вызывающе красных одеяниях. Давешний собеседник шел спокойно, даже вальяжно, видимо снова обретенная ценность сильно успокаивала его душу. По крайней мере так казалось вору. Что же, могло быть и гораздо хуже.
— Сколько раз тебя предупреждали, не связывайся с цыганами, так нет же, понесло, — Андерс устало, в пол голоса, ворчал сам на себя, готовясь забраться в седло. — Поймаю, пол жизни отниму.

+2

108

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/2.png
— А то не вижу, что никакой ты не Андрэ! — девчушка с вызовом глядела на мужчину, который только что попытался отделаться от нее. — Вон, какой лысый да страшный. Андрэ, хоть и живет сейчас небогато, да всегда причесан и надушен, даже жилет шелковый носит. А от тебя лошадиным потом разит на версту.
Хитренький взгляд, руки, упертые в бока — бойкая девчонка всем своим видом показывала, что разговор будет закончен тогда, когда она этого пожелает.
— Я вот что спросить хочу, — продолжала Каисса. — Ты Андрэ-то знаешь?
Девчушка смерила путника придирчивым взглядом. Во всем ее виде, в каждом движении присутствовала какая-то дикость, неудержимая энергия, свойственная всем бездомным детям. Эта оборвашка стояла сейчас, подбоченясь и выставив босую ногу вперед, словно графиня, не меньше. И было в этом не столько комичности, сколько озорства.
— Ты-то его стихи только что произносил. Так знаешь Андрэ? Или не врал он, когда рассказывал о том, что был когда-то знатным поэтом, потому его стихи даже таким вот, — Каисса кивнула в сторону незнакомца, — известны. Знаешь, нет? Уж очень мне найти его нужно.

+2

109

Андерс едва сдерживал смех, уж больно редко ему попадались на пути такие бойкие пиголицы. Смелая, как куница на охоте. Еще бы прибавить к этому смекалку, и щепотку хитрости, вот тогда получилась бы знатная воровка. Хотя, судьба ее почему-то казалась Кристоферу незавидной. Скорее всего это будет какой нибудь закопченный кабак, насквозь провонявший потом и перегаром, подростковый алкоголизм и не опускающийся подол. Он слишком много видел таких выродков, что предпочитали детскую плоть любым другим мирским утехам. Мир — место не совсем подходящее для взросления.
На мгновение мысль его понеслась назад, в прошлое. Кем он стал? Что мог бы изменить в своей жизни? Кем был бы он сейчас? Может было бы лучше просто сдохнуть в том овраге, никогда не встречать старика Филина с его бандой, не тащить за плечами груз прошлого. Но нет, он выбрал жизнь. И пока он жив, пока дышит, он будет пытаться всеми силами хоть что-то изменить в несправедливом мире. Чтобы не стал маленький мальчик таким чудовищем, как он сам, а бойкая девчонка, что словно королева, командует его вниманием, не превратилась в грязную кабацкую девку. А еще он остро понял, что когда нибудь, может даже этим годом, он вернется в то место, «Психиатрическая лечебница имени Джозефа Керра», и устроит такое, что древние боги проснутся от своего вечного сна, осознав величие простого смертного. Вор устало провел ладонью по лицу.
— Андерс, тебе нужно в храм исповедаться. А лучше выпить. Иначе совесть сожрет тебя с ботинками. — Слова, адресованные самому себе, слетели с языка почти беззвучно. Заветная бутыль не заставила себя ждать, будто сама прыгнула в руку из его мешка. Пока настойка огнем стекала в желудок Андерс пошарил в мешке и извлек на свет божий последнее яблоко.
— А ты бойкая казявка. Не боишься, вот так, с незнакомцами общаться. — Кристофер, присев на корточки, дабы уровнять разницу в росте, слегка улыбнулся и протянул яблоко девчушке. — Угощайся, если хочешь. Ты говоришь, твой друг умеет писать и читать стихи? Расскажешь мне о нем? Может я помогу тебе его найти. Понимаешь, я галантерейщик, открылся совсем недавно. Вот мне и нужна хорошая строчка, для вывески. В обиде никого не оставлю, даже тебя. И кстати, мы не представлены, а это дурной тон,разговаривать с человеком не зная его имени. Я Вальдус Цыммер. А у смелой мышки есть имя?

+2

110

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/2.png
— Каисса, — выпалила девчушка и быстрым движением схватила протянутое яблоко. Рука скрылась в бесчисленных складках шали и вновь показалась на свет белый уже без своей добычи. — Каисса Бигль меня зовут, — снова в глазах девчушки сверкнули озорные огоньки. — А чего мне бояться тебя — в такой толпе, как сегодняшняя, я в два счета от тебя удеру.
Каисса измеряла своего нового знакомого оценивающим взглядом. Странный какой-то. Вроде сказал, что галантерейщик. Но совсем на лавочника не похож. Взгляд такой...не бывает такого взгляда у сытых торговцев. Чем-то он ей нравился, этот лысый странный человек.
— Ну и имечко у тебя — жуть, — подытожила свои умозаключения Каисса. — Ну, допустим, мой знакомый поумнее многих ученых будет. Вот только захочет ли он ради такого дела, как вывеска твоя, утруждать себя. Он так-то в книгах печатался! — девочка интонацией подчеркнула всю значимость данного факта. Для нее, уличной оборванки, это было что-то запредельное — лично знать особу, чье имя есть на печатных листах. — Я могу тебя до дома его проводить, но того, что Андрэ дома, обещать не могу. Сам видишь — праздник сегодня. Но он редко из дому выходит. Потому можно сходить к нему, — вдруг в глазах ее вспыхнули лукавые искорки. — Только это не бесплатно — три гульдена! — Каисса гордо вскинула нос.

+2

111

Талантливый литератор возможно и смог бы подобрать подходящие слова для того, что сейчас происходило с Андерсом. Последняя фраза новой знакомицы просто разрывала легкие приступом дикого смеха. Нет, не злого, не саркастического, а простого, доброго смеха. На подобии такого смеха, что звучит в дружеской компании после хорошей шутки, либо же после удачной реплики последней фразы. Не было в этом смехе ничего, кроме искреннего восхищения. Восхищение это, в свою очередь, тоже было сложно объяснить. Быть может девчушка искренне импонировала Андерсу своей открытостью и прямотой, а может и впитавшийся во все члены телесные алкоголь. Сам он этого не знал. Но скорее всего, непомерная смелость, рождающая нормальную наглость. Нормальную — потому что он ее понимал. Потому что сам был на улице. Потому что сам был в городской клоаке по самую лысину. Но глядя на то, как эта круглолицая девчушка, может даже достойная кисти художника, что пишет провинции, уже сейчас желает разбогатеть за его счет, вызывала такие неописуемые звуки горлом, что на глазах вора, точнее в уголках, наворачивались слезы.
— Знаешь... Извини... Я конечно награду обещал, от слов не отказываюсь. Но такое в приличном обществе зовется грабежом и вымогательством! — грудь Андерса опять сотряслась мелкими спазмами смеха.
Когда наконец удалось отдышаться, а в простом народе проржать, Кристофер развернул кошелек. Долг платежом красен. Хотя и не долг вовсе а вознаграждение. Но, тем не менее, не стоило препираться и торговаться. Хотя, оскудевающее изобилие напомнило о себе как нельзя кстати. Запасов хватало примерно недели на две, скромной жизни, если учесть то прискорбный факт, что он, со времени прошлого дела еще нормально не поел, да и смердел как стая хорьков. Нужно искать новое пастбище коровке по кличке Андерс.
— Да, прости. — Андерс стер смешливую слезинку с края глаза. — Просто ты меня развеселила до безумия. Не обижайся, пожалуйста. Мне очень приятно познакомиться с такой бойкой девушкой, как ты, Каисса.
Пальцы, на ощупь, отсчитали три монеты. И тут, точно алкоголь вступил в свое законное господство над умом своего раба, мизинец, по мимо воли своего хозяина, ловко подцепил четвертую. Пока Кристофер успел понять умом, что обсчитался, монеты, звонким водопадом, сыпались в ладошку Каиссы. Оставалось просто созерцать сам процесс.
Деньги, на девичьей ладони, да на людном месте, куда смотрит церковь? Хотя, совсем не простая ладошка. И не сказать что занимательная. Совсем крохотная, белая, но много мозолей. Совсем не та ладонь, что ему когда-то приходилось целовать. Тогда, совсем казалось бы давно, когда он еще не брил волосы, судьба свела его с одной дамой из хорошей семьи. Та ладонь была совсем бархатная на ощупь. Длинные пальчики, ухоженные ногти. А здесь, кожица слегка сморщена. Значит занимается чем то вроде постирушек, в местной тошниловке с номерами. Может быть и не зря мизинец начал жить своей, собственной жизнью. Богатых, красивых дам много, а эти руки больше похожи на материнские. Заботливые, и на утро всегда рубашка чистая, и завтрак готов. Почему мир так несправедлив. Неужели, чтобы стать любящим, необходимо пройти через лишения? Почему дамы в богатых каретах одиноки, хоть их и окружают сотни поклонников, а простая женщина, мать детей наверное троих счастлива и довольна жизнью?
— Заткнись, совесть! — иногда Кристофер говорил сам с собой. Это была, может, отдушина от казавшегося ему одиночества. — А на счет имени, ты права. Глупое, хуже некуда. Но, есть одно маленькое но, из мира торгашей и менял. Чем глупее и реже твое имя, тем чаще оно вертится на языке. Разве не замечала? Пробегись глазками по вывескам дорогих магазинов. Там что не имя — то алхимический артефакт. А вообще, девушка ты сообразительная, видно сразу. Мотай на ум. — Андерс азартно подмигнул. — Ну, чего мы ждем? Командуй моими ногами. Уверен, у Андре нас напоят и накормят, так не будем время терять.

+2

112

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/2.png
Теперь уже Каисса залилась чистым детским смехом.
— Как бы не так, — сказала девчушка, немного успокоившись. — Как же, жди угощений от Андрэ — он и сам, поди, одними сухарями уже неделю питается.
Немного подумав, отчего ее светлые глаза наполнились некоторой глубиной, Каисса продолжила:
— Андрэ еще тот чудак. Не спит ночами, все пишет и пишет на листах, потом или в очаге жжет, или с окна выбрасывает. Только денег нет у него совсем. И кушать нечего. Но он хороший — стихи нам читает и иногда угощает сахаром. Говорит, когда подпишет новый контракт с издателем, то всем ребятам купит по большому леденцу, какими у фонтана торгуют. Но ты не думай, у него есть талант. Просто любовь его сгубила, — говорила девочка очень уж взрослыми фразами, явно цитируя или самого Андрэ, или кого-то из взрослых. — Эх, любовь-морковь, все дела, — Каисса серьезно взглянула на собеседника, — ну, ты же понимаешь.
Даже вполне сносный театральный вздох вырвался из ее груди. Но юркая натура взяла верх над философскими размышлениями. Каисса улыбнулась и, все еще крепко зажимая монеты в кулачке, испытующим взглядом просверлила Вальдуса.
— А имя твое настоящее? — хитрый прищур глаз, снова дерзкая стойка. — Или ты сам его выбрал, чтоб запомниться? Ладно, давай быстро сходим к Андрэ. Тут совсем близко. Может свою лошадку здесь оставить — в такой толпе проще пешком. Пойдем?
И Каисса твердым шагом прошла к краю людского моря, оглянулась, призывно махнула рукой и застыла в ожидании.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (16.05.2013 10:18)

+4

113

«Сгубила любовь?! Любовь должна править миром». Мысли Андерса невольно пропитались этими словами. Любил ли он раньше? Нет, женщин у него было невообразимо много, но, любил ли он раньше? Смог бы он стать мужем, отцом? Воспитать детей?Сегодняшний мир Андерса был лишен даже предпосылок. Лишенная цветов, черно-серая пустота, в душе, в сердце, вокруг.
— А вы, мазель, чрезвычайно сообразительная собеседница. — Кристофер поравнялся с маленьким проводником. — Конечно выдумал, меня матушка Кристофером назвала, в честь предка.
Плечи снова отягощал походный мешок. Конечно, Зараза, он же жеребец, был попутчиком жутким, но, Андерс за весь день успел привыкнуть к комфорту, что давала лошадиная выносливость. Может он еще и пожалеет, что отправился пешком, на все воля Розы. В конечном счете толстый хозяин пивных залежей присмотрит за конягой.
Взгляд, невольно, зацепился за вывеску одного прилавка, «Мясные изыски». Живот не заставил себя ждать, прокомментировав вычурное название долгим голодным урчанием. Тратить деньги совсем не хотелось, поэтому Андерс, негромко напевая дурацкий, свежеиспеченный стишок, «Кто — то в ночном часу, на рынке стащил колбасу...», обзавелся оной колбасой. Зубы жадно впивались в твердь бывшего барашка. Хотя барашка ли? Нынешние мясники могут и кошку продать под видом молочного поросенка. Молодая попутчица, к великому счастью, ничего не заметила. Иначе вся его легенда рухнула бы прахом.
— Так, а куда мы направляемся? Я район имею в виду. Не очень то хочется заплутать в неведении. — Кристофер старательно прижимал не дожеванный кусок колбасы к небу. — Я ведь здесь гость.

+5

114

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/2.png
Каисса немного помедлила с ответом, серьезно взглянула на мужчину и произнесла: — В трущобы. Но ты не переживай, там совсем не страшно, тем более, что почти все жители выбрались на праздник. Разве что безногие остались, — тут девчушка широко улыбнулась, — но от них в два счета удрать можно. Говорила же тебе — Андрэ обнищал немного, уж не в Волкогорье же ему жить. Каисса остановилась. Изо всех сторон толкались, толпа подчинялась своим законам, и ей не было дела до маленькой девочки в цветастой шали. Оттого Каисса прыгала, как кузнечик, из стороны в сторону, увертываясь от пинков. Но это не помешало ей наградить своего нового знакомого строгим взглядом. — Не передумал ли? Но учти, денег назад не отдам — раз уж трус, так это твое дело — я свою часть договора исполнить не отказываюсь, — девчонка насупилась и хитро склонила голову к плечу. — Но я там все-все знаю, даже оглянуться не успеешь, как уже снова тут стоять будем. В этом людском море разговаривать было сложно, Каисса подошла как можно ближе к попутчику. — Знаешь, как тебя там называть-то, — не бойся, мы быстро обернемся, еще успеешь на праздник, — во взгляде ее появились уже знакомые лукавые огоньки. — А чем торгуешь-то, уж не колбасой ли? Вон, весь пропах, — оборванка вдруг огляделась по сторонам. — Нам вон туда, — указала она рукой и, не дожидаясь ответа от торговца, схватила его ладонь и потащила в сторону узкого прохода меж домами.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Трущобы

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (21.05.2013 10:32)

+2

115

Бежать от безногого. Для многих это прозвучит мягко говоря странно, если вообще не вызовет улыбки. Для человека непосвященного, далекого от той, тошнотворной реальности, которой, волею судеб, приходилось жить этой девочке. Легко смеяться, когда ты сидишь в уютном кресле, укрытый пледом, напротив тихонько потрескивает камин. Легко смеяться тому, кто не мерз под грустным осенним дождем, кто не делил последнюю корку хлеба с близким. Легко смеяться, пока сам не окажешься на дне общества. Будет ли до смеха, когда ты, преодолевая желание удавить себя самого, будешь напиваться изо дня в день, жалея себя бедного из последних сил, постепенно теряя разум и дар внятной речи? Когда твой друг, в вонючей канаве, лежа на мешанине из уличной грязи и испражнений, будто на пуховой перине, вот уже второй день как истекает кровью, подстреленный в живот за попытку украсть кусок хлеба. Он не то что говорить, он орать уже даже не может, просто гулко стонет и зовет мать. Святоши в церквах каждую проповедь пугают прихожан «царством Морготовым». Оно здесь, в реальном мире. Ненависть и злоба, черными реками, текут по извилистым улочкам. Чума и Тиф, могут стать гостем каждого дома. Даже пламенея сотен тысяч городских пожаришь не смогут ничего изменить. Они сделают эту бесплодную пустошь лишь шире, за счет новых бездомных. Могло ли подобное место пугать Андерса? Конечно же нет, такие только здесь и рождались, либо — же рождались заново. Попавшим сюда обратной дороги не было. Это единственное место что мог он назвать домом. Сколько сотен раз, путанные улочки и старые входы в городские катакомбы, спасали его от погони. Темный угол же давал временный ночлег, стоило только поплотнее завернуться в шерстяной плащ.
Пестрая толпа совсем топила своим безумием. Пришлось даже пару раз проводить крепким ругательством невидимку, что неловко наступила на ногу а потом толкнула плечом. Но все же, Кристофер, старался двигаться без суеты, внимательно, боясь хоть на секунду потерять из виду пеструю шаль. Девочке стоило отдать должное, ловкость она проявляла завидную. Жаль, но ему сейчас было не до компаньонов, тем более которым требовалось много рассказать и показать, даже при неоспоримом наличие склонностей к его ремеслу.
— Кристофер! А торгую разной безделицей, недорогие украшения! — голос отдал хрипотцой, сырокопченые кусочки все же было лучше бы запивать.
Под шум толпы вор и заметить не успел, как девчушка схватила его ладонь. Волк двигался среди овец, ведомый босыми ножками маленькой проводницы.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Трущобы

Отредактировано Кристофер Андерс (21.05.2013 16:36)

+2


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Торговый район] Рыночная площадь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно